leninka_ru (leninka_ru) wrote,
leninka_ru
leninka_ru

В английском слова love и library начинаются очень созвучно, в русском то же самое со словами «библиотека» и «любовь». Сегодня, в День библиотек, надеюсь, у вас в ленте будут только хорошие и незатёртые слова о книгах, чтении и библиотеках. Я внесу в это дело лепту как могу.

Хорхе Луис Борхес. Книга
Вещь как любая в мире, но ещё и
Оружие. В Британии её
Сковали в тысяча шестьсот четвёртом,
Отяготив видениями. В ней
Теснятся ночь и пурпур, шум и ярость.
Держу её в руке. Кто б мог сказать,
Что в ней — геенна: шайка бородатых
Колдуний-парок, ярые клинки,
Блюдущие свирепый кодекс мрака,
Нежнейший воздух замка на отроге,
В котором сгинешь, нежная рука,
Способная моря наполнить кровью,
Неумолимый меч и ратный гул.
И вся эта немая буря спит
В одной-единственной — из многих — книге
На безмятежной полке. Спит и ждёт.



Читатели
Я думаю о жёлтом человеке,
Худом идальго с колдовской судьбою,
Который в вечном ожиданье боя
Так и не вышел из библиотеки.
Вся хроника геройских похождений
С хитросплетеньем правды и обмана
Не автору приснилась, а Кихано,
Оставшись хроникою сновидений.
Таков и мой удел. Я знаю: что-то
Погребено частицей заповедной
В библиотеке давней и бесследной,
Где в детстве я прочёл про Дон Кихота.
Листает мальчик долгие страницы,
И явь ему неведомая снится.



При покупке энциклопедии
Вот оно, исполинское Брокгаузово творенье:
изобилье и тяжесть томов с приложением тома карт,
вся немецкая истовость,
неоплатоники и гностицизм,
первородный Адам и Адам из Бремена,
тигры и татарва,
чёткость печати и синева морей,
память времен и лабиринты времени,
истины и ошибки,
помесь всего со всем, неохватная для любого,
итог многолетних бдений.
А в придачу — беспомощные глаза, неслушные пальцы,
неразборчивые страницы,
зыбкая мгла слепоты и стирающиеся стены.
Но ещё и новый обряд
среди прежних, зовущихся домом,
новая тяга и новая близость,
эта таинственная любовь ко всему,
существующему без нас и помимо друг друга.



Мои книги
Мои (не знающие, кто я) книги —
Такой же я, как и черты лица
С бесцветными глазами и висками,
Которое пытаю в зеркалах
И по которому веду ладонью.
Не без понятной грусти признаю,
Что всё, чем жив, останется на этих
Листках, не ведающих про меня,
А не других, перебелённых мною.
Так даже лучше. Голоса умерших
При мне всегда.



Олав Магнус
(1490–1558)
Создатель этой книги — Олав Магнус,
Священник, верный Риму в грозный век,
Когда весь Север обратился к Гусу,
Уиклифу и Лютеру. Расставшись
С Большой Медведицей, по вечерам,
В Италии, он находил отраду,
Пиша историю своих краёв
И дополняя россказнями даты.
Однажды — лишь однажды! — я держал
В руках ту книжицу. Года не стерли
Пергаментный старинный переплёт,
Курсив, неотразимые гравюры
На меди
и добротные столбцы
Латыни. Помню то прикосновенье.
О непрочтённый и бесценный том,
Твоя недосягаемая вечность
Тем вечером ступила в Гераклитов
Поток, опять смывающий меня.


Похожие записи: Мадригалы книге от Эмили Дикинсон (в разных переводах) | Дон Аминадо и Михаил Кузмин о психологии чтения | Книга-страна и книга-Вселенная: Пастернак и Хлебников | Библиотеки дворцов и усадеб России в живописи | Приглашаем к взаимной дружбе!

Tags: вниманию коллег, зарубежная литература, цитации

Posts from This Journal “цитации” Tag

promo leninka_ru 16:10, thursday 16
Buy for 10 tokens
Все привыкли к упоминаниям «музейного квартала» на Волхонке, но мало кто осознаёт, что сразу после него начинается «библиотечный квартал»: целая улица библиотечных зданий, самое известное из которых, конечно — Пашков дом. В начале года к ним прибавилось ещё одно под…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments