leninka_ru (leninka_ru) wrote,
leninka_ru
leninka_ru

Ещё про объединение

Перепубликую интервью Сергей Глезерова («Санкт-Петербургские ведомости»), посвящённое гипотетическому объединению. Это важно, потому что никто не распространяет ссылок на спокойные статьи, например, в «Коммерсанте» или «Известиях», зато боты и неразборчивые люди усердно замусоривают сеть дезинформацией.

[Если интересно, можете посмотреть красноречивые примеры. Они занимают пару экранов и поэтому убраны под кат и спойлер]

Тролли и боты бывают не только ольгинскими: «неравнодушная общественность» успешно разводит своих. Обратите внимание на однотипные названия аккаунтов. Они все уже неживые — надо отдать должное команде ЖЖ, такое здесь зачищают быстро.





Оригинал интервью здесь, некоторые места выделены мной.

Александр Вислый: Новые проблемы не решить на уровне взаимодействия РНБ и РГБ, нужен более высокий уровень
О статусе, фонтане и обязательном электронном экземпляре

Ситуация вокруг возможного объединения Российской национальной библиотеки и Российской государственной продолжает волновать общественность. Среди аргументов оппонентов — то, что наша любимая Публичка потеряет свою «особость», свой практически столичный статус, станет «филиалом» РГБ. И в конечном итоге окажется едва ли не на уровне обычной городской библиотеки. Сегодня мы предоставляем слово генеральному директору РНБ Александру Вислому, чтобы из первых уст узнать о том, оправданны ли эти опасения.

— Александр Иванович, вы озвучили три возможных сценария развития событий. Первый — сохранить статус-кво, оставив как есть две самостоятельные библиотеки. Второй — объединить их в одну. Третий — создать новое юридическое лицо, которому библиотеки делегируют часть своих полномочий...

— Всё это так, но не в этом суть. Главное, что не удаётся пока донести до общественности, — цель, которую хотелось бы в итоге реализовать. Состоит она в том, чтобы каждый гражданин России, независимо от того, где он находится — в Петербурге, Москве, Хабаровске, в маленькой деревне на Севере, обратившись к электронным ресурсам двух национальных библиотек, имел возможность получить то, что ему необходимо для его обучения, работы, карьеры, текущей профессиональной деятельности.

Ведь в чём проблема? Нынешние тиражи самой современной справочной литературы, допустим, по агрономии или ветеринарии, — пятьсот экземпляров. Каким образом они могут попасть в каждую из 40 тысяч общедоступных библиотек, которые есть в России? Никаким. Единственная среда, которая сейчас позволяет это сделать, — электронная. Для этого в каждой маленькой библиотеке любого поселка должен быть интернет. Сегодня он уже есть в половине библиотек.

Далее. Чтобы любой человек в любой точке России мог получить доступ к электронным ресурсам национальных библиотек, вся современная литература должна быть собрана в оцифрованном виде. Вопрос: сколько таких центральных электронных библиотек нам нужно? Одной вполне достаточно!

Вот для этого и задуман проект объединения электронных ресурсов РНБ и РГБ. Для реализации этой глобальной цели, на мой взгляд, можно оставить первый вариант сценария существования двух библиотек, в соответствии с которым они остаются самостоятельными юридическими лицами. Но здесь есть сложности. Объясню, какие.

Если мы идём по этому варианту, то условия двухсторонних договоров между двумя библиотеками, изменения в их уставах должны быть такими, чтобы объединённые ресурсы работали устойчиво и навсегда. Это непросто сделать. Любой договор, увы, непрочен: сегодня он есть, а завтра его разорвали. Точно так же и с изменениями в уставах.

— Почему тема объединения электронных ресурсов встала на повестку дня именно сейчас?

— Всё очень просто. В минувшем, 2016-м, году были приняты изменения в закон о библиотечном деле. Появилось понятие Национальной электронной библиотеки России. Это информационная система, которая пользуется ресурсами других библиотек. Ключевой вопрос — кто отвечает за эту электронную библиотеку? В законе чётко прописано, что её оператором является РГБ.

В том же 2016 году принят закон об обязательном электронном экземпляре. С 1 января нынешнего года его получают Российская книжная палата и Российская государственная библиотека. Как это работает? В законе написано: в семидневный срок после того, как типография отпечатала тираж, издательство обязано прислать идентичную электронную копию в РГБ.

А что с печатной копией? Типография, как и прежде, берет 17 экземпляров этой книжки и Почтой России отправляет её в адрес Книжной палаты. На это уходит месяц, а то и больше. Там пакет распечатывают, запускают в обработку, создают электронную запись. После этого 17 книг распределяются по библиотекам — получателям печатного экземпляра. Это ещё месяц-полтора. Сюда, в РНБ, экземпляр приходит ещё через месяц. Получается, что в РГБ читатель может ознакомиться с электронным экземпляром новой книги практически сразу же, а читатель РНБ — через несколько месяцев, а то и полгода!

Ещё один момент. В изменениях в законе о библиотечном деле прописан Реестр книжных памятников, и вести его должна опять-таки РГБ...

— То есть получается, что благодаря новым законам ряд ведущих функций уже передан Российской государственной библиотеке. Мы остались в стороне?

— Да, такова реальность. Грубо говоря, моим оппонентам, обвиняющим меня во всех смертных грехах, махать кулаками надо было раньше. Потому что все эти проекты — о Национальной электронной библиотеке, обязательном электронном экземпляре, Реестре книжных памятников — обсуждались на протяжении последних пяти лет. Где была тогда наша разгневанная общественность?

Сегодня обязательный электронный экземпляр поступает в РГБ. Что нужно сделать, чтобы им могли пользоваться читатели РНБ? Можно внести такие пункты в закон о библиотечном деле, чтобы и РНБ получала обязательный электронный экземпляр. Есть и другой вариант, когда РГБ арендует у нашей библиотеки несколько читальных залов. И тогда они становятся помещением РГБ в стенах РНБ, и там можно будет получить доступ к обязательному электронному экземпляру. Но это ведь, простите, как правой рукой чесать левое ухо!

В последнее время мы с Владимиром Ивановичем Гнездиловым, исполняющим обязанности директора РГБ, неоднократно обсуждали новые функции его библиотеки, приходя к выводу, что это огромная нагрузка, которой раньше не было. Собственно говоря, наше совместное письмо председателю правительства, в котором высказывалась идея объединить электронные ресурсы, и явилось результатом этих размышлений... Именно из-за понимания, что новые проблемы мы не решим просто на уровне взаимодействия двух национальных библиотек. Нужен значительно более высокий уровень. Напоминаю, учредителем наших библиотек является правительство страны, и решаться вопросы должны на его уровне.

Наша инициатива — это отражение той новой ситуации, которая сложилась с 1 января 2017 года. И одновременно — предложение: давайте посмотрим, как эту новую, дополнительную, нагрузку разумно распределить между двумя библиотеками. И не просто нагрузку, но и то финансирование, которое худо-бедно на это выделяется.

Нынешнее руководство РГБ не против поделиться не только работой, но и финансированием, только распределяя их равномерно. Получается, что оппоненты, выступая против нашей инициативы, за статус-кво, фактически выступают за то, чтобы РНБ в её нынешнем положении осталась неким вторичным поставщиком ресурсов.

— На одной из пресс-конференций вы говорили, что нет смысла оцифровывать все 10 тыс. экземпляров «Евгения Онегина», хранящиеся в РНБ, а недоброжелатели интерпретировали ваши слова, что, мол, библиотеке вообще не нужно столько книг. Что скажете?

— Упоминание «Евгения Онегина» — это просто наглядный пример ситуации с оцифровкой. Ведь сколько я даю интервью, столько меня спрашивают: какая часть фонда переведена в электронную форму и сколько ещё потребуется времени, чтобы оцифровать всё остальное? Ответ всегда стандартный. Давайте представим: в РНБ находится около 10 тысяч разных экземпляров «Евгения Онегина». Вопрос: нужно ли их все оцифровывать? Нет, в этом нет никакой необходимости.

Объясню, почему. Должна быть одна электронная копия текста, который соответствует академической версии. Но поскольку издания отличаются друг от друга различными вариантами текста, комментариями, предисловиями, иллюстрациями, то, наверное, должно быть ещё несколько электронных экземпляров «Евгения Онегина». Потребуется также оцифровать, наверное, несколько вариантов с иллюстрациями, которые уже вышли из-под закона об авторском праве. Современные издания цифровать для общего использования никак нельзя, потому что там на все иллюстрации и комментарии распространяется авторское право.

— Многих беспокоит, что всё-таки будет в историческом здании Публичной библиотеки. Идея музея книги не очень понятна...

— Рассказываю. В этом году мы вводим в эксплуатацию вторую очередь РНБ на Московском проспекте. Строители сначала обещали всё закончить в марте, теперь уже сроки сдвинулись на июнь, но так или иначе в этом году новый корпус, рассчитанный на хранение 12 с половиной миллионов экземпляров, заработает. Туда переедут и сотрудники, которые занимаются обработкой новых поступлений. То есть фактически на Московский перейдёт вся основная жизнь библиотеки.

Возникает вопрос: а что остаётся в историческом здании Публички на Невском? На мой взгляд, нет другого варианта, кроме как запустить там процесс ремонта и реконструкции, чтобы восстановить исторический внутренний облик того здания таким, каким он был запроектирован. «Музей книги» — это только рабочее название проекта.

Корпус Соколова изначально был рассчитан на хранение 350–500 тыс. томов книг, это максимум. Столько здесь и должно находиться. Будут созданы современные условия для хранения редких книг, рукописей, эстампов, какой-то части журнального фонда (очевидно, дореволюционной). Сейчас там есть только пожарная сигнализация. Нет даже системы автоматического пожаротушения. Это недопустимая ситуация.

Вместе с тем абсолютно ясно, что количество читателей, которые станут пользоваться историческим зданием РНБ в его «новом формате», будет невелико. А здесь ведь большие читальные залы. Лично мне больше всего по душе вариант, когда на каждом рабочем месте будет стоять компьютер и любой пришедший сюда читатель сможет пользоваться обязательным электронным экземпляром.

— Многих почему-то особенно беспокоит появление фонтана в будущем доступном дворике со стороны Садовой улицы. Это принципиальная или частная вещь?

— Про фонтан ничего не знаю! Кто его придумал — у того и спрашивайте.

Дело вот в чём. Когда в 1814 году для публики открылся корпус Соколова, то вход был не с Невского проспекта и даже не со стороны нынешней площади Островского. Он был из внутреннего двора, куда сегодня обычные граждане доступа не имеют. И мы планируем в результате первого этапа реконструкции открыть этот дворик для всех желающих. В нём отреставрировать и открыть исторические входы в нашу библиотеку. Фонтана изначально там не было и, я думаю, не будет.

— Как вы вообще воспринимаете нешуточный накал страстей в обсуждении ситуации вокруг РНБ? Вы ожидали подобного развития событий?

— На самом деле, конечно, прогнозировали. Наверное, необходимо было более широкое взаимодействие с заинтересованными людьми, с общественностью. Слышал, что даже есть комитет спасения РНБ... Самое удивительное для меня во всей этой истории: ни одна из инициативных групп, которая писала петиции, проводила пикеты у входа в Публичку, не обратилась ко мне с просьбой о встрече. Пожалуйста: я готов организовать её на любой площадке. Поговорить, поспорить, поругаться, в конце концов.

В этом смысле мне абсолютно непонятна позиция и наших уважаемых коллег из петербургского Законодательного собрания, принявших заявление по ситуации с РНБ. Что, меня нельзя было пригласить на обсуждение?

Ближайшее, что мы планируем, — дискуссия в Общественной палате РФ. В конце марта будет пресс-конференция в Петербурге, и я готов пообщаться со всеми, невзирая на то, как настроены мои оппоненты. Я открыт к диалогу. Но в то же время вместе с директором РГБ мы будем последовательно отстаивать нашу позицию.

P.S от leninka_ru. Тем, кто дочитал до конца, бонус — параллельно протекающий скандал в Иностранке, тоже с письмами и петициями. Но директор Иностранки подготовился не хуже директора РНБ и даже вооружился обрезком ржавой трубы. Библиотечные весенние сенсации — они, знаете ли, такие неоднозначные...

Tags: Ленинка меняется, ответ на критику

Posts from This Journal “ответ на критику” Tag

promo leninka_ru 16:10, thursday 16
Buy for 10 tokens
Все привыкли к упоминаниям «музейного квартала» на Волхонке, но мало кто осознаёт, что сразу после него начинается «библиотечный квартал»: целая улица библиотечных зданий, самое известное из которых, конечно — Пашков дом. В начале года к ним прибавилось ещё одно под…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

Bestmc_gonagal

March 14 2017, 20:52:22 UTC 4 months ago

  • New comment
Да, едва ли не главная беда нынешнего времени - "расползание нездоровых сенсаций и непроверенной информации". А ведь всего-то надо следовать заповеди "проверяй!!!" Интереснейший материал, спасибо!