leninka_ru (leninka_ru) wrote,
leninka_ru
leninka_ru

К 100-летию начала Первой мировой войны. «Твой волшебный мир, Уэллс!..»

Герберт Уэллс. Предвидения о воздействии прогресса механики и науки на человеческую жизнь и мысль. Москва, 1902 Герберт Уэллс. Предсказания о судьбах, ожидающих человечество в ХХ столетии. Санкт-Петербург, 1903
Уэллс Г.Дж. Предвидения о воздействии прогресса механики и науки на человеческую жизнь и мысль / [Соч.] Г.Уэльса, авт. романа «Борьба миров» и др.; Пер. с 6-го англ. изд. А.Г.Каррик. — М.: Типолит. т-ва И.Н.Кушнерев и К°, 1902. — VI, [2], 291 с.; 20 см.
Заказать в электронном каталоге РГБ
Уэллс Г.Дж. Предсказания о судьбах, ожидающих человечество в ХХ столетии: Пер. с англ. [В.И.Штейна]. — СПб.: Тип. Монтвида, 1903. — [2], 198, [1] с.; 21 см.
Заказать в электронном каталоге РГБ
Двадцатый век... Ещё бездомней,
Ещё страшнее жизни мгла
(Ещё чернее и огромней
Тень Люциферова крыла).
Пожары дымные заката
(Пророчества о нашем дне),
Кометы грозной и хвостатой
Ужасный призрак в вышине,
Безжалостный конец Мессины
(Стихийных сил не превозмочь),
И неустанный рёв машины,
Кующей гибель день и ночь…

              Александр Блок. Возмездие



Герберт Уэллс

Обычное дело: люди, которым выпало жить на рубеже столетий, с тревогой и надеждой вглядываются в лик наступившего века. И тогда толпою являются «божественные знаки», кометы, затмения, «трус земной», прорицатели, провидцы и пророки.

Так, в 1901 году в Лондоне был опубликована книга знаменитого фантаста Герберта Уэллса «Anticipations of the reaction of mechanical and scientific progress upon human life and thought». Заметим: книга не художественная, не фантастическая, а публицистическая. Футурологическая (хотя термин «футурология» был придуман позже). Эта в общем-то суховатая книга перекрыла по тиражам и количеству переизданий на многих языках все предыдущие книги писателя. Осенью 1902 года книга Г.Уэллса «Предвидения о воздействии прогресса механики и науки на человеческую жизнь и мысль» в переводе А.Г.Каррик вышла в Москве. А весной 1903 года — в Петербурге, под названием «Предсказания о судьбах, ожидающих человечество в ХХ столетии» (как удалось выяснить, перевод В.И.Штейна). Очевидно, питерские издатели решили, что под таким названием книга будет лучше продаваться.

Сам Уэллс объясняет свой замысел так:

Задача настоящей книги — представить ряд отвлечённых соображений о развитии известных всем нам физических сил, соображений, которые в общей совокупности составляют несовершенные и гипотетичные догадки, сложившиеся у меня насчёт того вероятного направления, по какому в ближайшем столетии будет прогрессировать человечество. <…> Я претендую лишь на то, чтобы наметить в грубых очертаниях картину грядущих перемен и открыть кое-где просветы на то, чего в ближайшем будущем можно ожидать от совокупной деятельности человечества. (Предсказания… С. 1–2).

Содержание:
    Способы сообщения в ХХ столетии
    О разрастании больших городов
    Вновь нарождающиеся общественные элементы
    Предстоящие социальные реакции
    История политической жизни современной демократии
    Общий синтез
    Война
    Столкновение между племенами и языками

Тут надо заметить, что в петербургском издании отсутствует последняя глава — «Вера, мораль, политика новой республики». Вероятно, её вычеркнул верноподданный цензор.

Дело в том, что мистер Уэллс предсказал создание на Земле в XX столетии идеальной республики, «долженствующей сделаться впоследствии всемирным государством рациональных, трудоспособных людей». С единым Мировым правительством. С единым языком — каким? — догадайтесь с трёх раз! В Российской Империи (заметьте: ещё до Манифеста 17 октября) с такими прожектами очень трудно было согласиться. Однако московский цензор оказался либеральней питерского, и читатель может узнать из упомянутой главы, например, следующее:

Как же будет поступать новая республика с низшими расами? Как будет она относиться к неграм, к жёлтой расе, к евреям — этим, как иные утверждают, термитам, точащим древо цивилизации? (Предвидения… С. 288).

И если к евреям лондонский «провидец» от щедрот своих снисходителен, то относительно остальных его прогноз неумолимо суров:

Что же будет с другими расами — коричневыми, грязно-белыми и жёлтыми, — которые не будут отвечать новым общественным нуждам? Я думаю вот что: мир не благотворительное учреждение и, вероятно, этим расам наступит конец. Всё содержание и смысл мировой жизни ведут к этому (с. 290).

Думаем, если бы мистер Уэллс озвучил эти свои убеждения сегодня, он получил бы общественное порицание за нетолерантность и неполиткорректность, но в его время такие высказывания в «цивилизованной» Европе были в порядке вещей.

Однако вернёмся к нашей главной теме: Первой мировой войне. В содержании книги Уэллса, как мы убедились, есть специальная глава, посвящённая грядущей войне. Разумеется, автор не оперирует понятием «Первая мировая» и не называет сроков её начала. Но военное столкновение двух империй — Британской и Германской — в начале XX века многим понимающим казалось лишь делом времени. Далее все цитаты мы приводим из главы «Война» в питерском издании 1903 года.

Итак — война! Не надо паники и утомительных напряжений! Всё будет делаться разумно и спокойно:

В тот миг, когда затрещат звонки и телефоны принесут в каждое жилище весть об объявлении войны, не начнётся бестолковой беготни по общественным улицам и дорогам… На подвижных городских платформах не послышится гомона, а у редакций распространённых газет не станут без толку глазеть на зажигательные транспаранты глупые толпища здоровяков, для которых иного занятия и придумать не могут идиоты, распоряжающиеся общественными делами… Произвольное и не знающее в мирное время стеснений, дорожное движение теперь преобразится в два течения — с одной стороны больные, женщины и дети будут покойно и удобно выбираться из всех небезопасных местностей, а с другой — всё здоровое и бодрое население и нужные запасы начнут притекать к фронту. Не будет ни паники, ни утомительных напряжений — всё в идеальном государстве наперёд будет широко и обстоятельно обдумано, и, когда придёт надобность, идеальное государство покойно и устрашающе напряжёт мускулы и навалится на противника — только и всего! (с. 160, 161).

Это «только и всего!» особенно умиляет. При этом даже не предполагается, что нехилый противник сам не прочь на вас навалиться.

Ладно, хорошо. А как по Уэллсу наваливаться-то будут?

Весьма вероятно, стратегия войн будущего в начальном их фазисе сведётся к быстрым перемещениям орудий и обслуживающих их техников под прикрытием стрелков-велосипедистов; внезапно и неожиданно нанося противнику чувствительные удары с фланга, будут учитываться выгоды тех или других позиций в ущерб боевой неприятельской линии. Вся игра будет сводиться к тому, чтобы сместить и сбить в комок неприятельскую линию либо заставить её растянуться до разрыва… (с. 161).

«Вся игра»: «сместить и сбить в комок»… Это «Верденскую мясорубку» Уэллс так изящно в своих предсказаниях обозначил?..

Но главные чудеса боевого искусства и военной техники — впереди:

Воздушные шары окажутся аргусовыми глазами всей военной организации — то будут стебельчатые глаза, укреплённые в телефонных нервах, по ночам, взлетая в небеса скорее ветра, они станут пронизывать всю местность маячными перемежающими огнями. Несомненно, воздушные шары будут управляться рулём (с. 162).



Одновременно с боями между воздушными шарами и аэропланами… будет идти и перестрелка, поддерживаемая полевыми орудиями и гранатами. Летательные машины будут наскакивать друг на друга, доколе аэронавты не начнут задыхаться в разреженном воздухе и кровь не выступит у них из-под ногтей, а стрелки́ внизу, прикрыв рукою глаза от солнца, станут всматриваться в кружение воздушных полчищ. Но вот одни летательные машины пустятся в дикую погоню за вражескими… Внезапный залп из орудий попытается приостановить погоню и разогнать врагов… (с. 165).

Очень похоже на сценарий мультяшной войны.



Затем, переведя взор читателя с небес и суши на море, Уэллс ставит жирный крест на возможности военного использования подлодок:

…Как ни напрягаю своего воображения, оно ничего другого мне не рисует кроме погибели подводных судов от асфиксии, если их вздумают употреблять в открытом море. Самый уже факт пребывания в таком судне под водою более или менее долго повлечёт за собою физическое расстройство, которое повлияет на экипаж деморализующим образом. Самый мужественный человек, обречённый вдыхать в себя угольную кислоту и пары, насыщенные машинными маслами, под давлением четырёх, если не больше, атмосфер, превратится в жалкое ничтожество. <…> И когда ваша лодка вздумает высунуться на поверхность воды, ваш противник не преминет в направлении пущенных вами пузырей выдвинуть таран или накинуть на вас цепь с крючьями либо сеть (с. 169).

Рисуется забавная картина: в предрассветном тумане британские дредноуты, оснащённые селёдочными сетями, выходят в Северное море на ловлю германских субмарин. «Тятя! тятя! наши сети…» — «А неча пузыри пускать!» Примерно на таком уровне «предсказание».

В реальности всё происходило по-другому. В августе 1914 года немцы отправили в крейсерство по Северному морю свои девственно невинные подлодки, ещё не имея опыта применения их в бою. Но уже 5 сентября немецкая «U21» атаковала и потопила британский крейсер «Патфайндер». А 22 сентября «U9» ликвидировала сразу три броненосных крейсера: «Хог», «Абукир» и «Кресси». В октябре, потопив для начала русский крейсер «Паллада», немецкие подлодки отправили на дно британские суда: крейсер «Хок», субмарину «Е-3», пароходы «Глитра» и «Адмирал Гантом», затем — туда же — гидроавианосец «Гермес». В ноябре немецкий гросс-адмирал А. фон Тирпиц поставил перед Адмиральштабом вопрос о полной блокаде подводными лодками Британских островов. К началу 1915 года Германия имела в составе флота 39 подлодок, которые устроили у берегов Британии настоящую бойню: в марте было потоплено 29 судов, в апреле — 33 судна (см.: Махов С.П. и др. Тайны подводной войны. 1914–1945. М., 2012. С. 9–10).



А впереди ещё было три с половиной года войны!.. Что думал тогда о своих «Предсказаниях» Уэллс? Да какая разница? Гонорары за все переиздания (в том числе и 1914 года) получены. И воюет не сам знаменитый писатель, а «здоровое и бодрое население». Хорошо он сказал:

…Война, словно быстрыми ударами молота, выкует для общества, лучше подготовленного, тот же результат, к которому медленно клонится мирная эволюция. Вместо физиологических отправлений, сложных реакций и медленного всасывания, война, на манер хирургического ножа, упростит и ускорит течение здоровых жизненных процессов. Закон, управляющий будущностью человечества, таким образом, намечается вполне явственно (с. 176–177).

Вас что-то беспокоит, читатель? Замучили физиологические отправления? Реакции слишком сложны? Достало медленное всасывание?.. Универсальное средство — хирургический нож войны! Нож этот в ХХ веке зазубрился от кровавой работы, но и поныне упорно рвётся «исцелять» человечество.

А если совсем серьёзно, то, рассуждая о виновниках войны, называя имена честолюбивых полоумных монархов, недалёких политиков, мастеров подковёрной дипломатии, карьеристов-военных, ненасытных буржуев-капиталистов и т.п., очень часто забывают таких апологетов и пропагандистов войны, как иные виртуозы пера.



Обчитавшийся радужных предсказаний Уэллса Валерий Брюсов 8 августа 1914 года (кровь людская уже лилась, хотя ещё не багровой рекой, но говорливым ручейком) писал в воинственной эйфории:

Не вброшены ль в былое все мы
Иль в твой волшебный мир, Уэллс?
Не блещут ли мечи и шлемы
Над стрелами звенящих рельс?
Как будто рыцарские тени,
В лучах прожекторов, опять
Летят на буйный пир сражений
Торжествовать и умирать!

И сквозь налёт ночных туманов,
Как призраки иных веков,
Горят глаза аэропланов
Над светом вражеских костров.

              Валерий Брюсов. Наши дни


«Волшебный мир»? И «пир сражений»?

Ну-ну!
Автор: Вячеслав Мешков

Из комментариев:
Юлия Семёнова: Уважаемый автор - но точно ли Герберта Уэллса имел в виду Брюсов? Смотрите, речь идёт о "былом" и "волшебном мире", затем мелькают мечи, шлемы, стрелы, тени, призраки... Быть может, вовсе не Герберта нашего Уэллса (Wells) хотел назвать поэт, а... Уэльс (Wales, в более архаичном русском написании Валлис)? Ведь артуровский цикл, где можно найти наибольшую концентрацию мечей, шлемов и рыцарей, относится именно к валлийской литературе. Интересно, что другой поэт, Маяковский, так и прочитал это стихотворение и, уничижительно цитируя его в статье "Война и язык" (написанной в 1914, как и стихотворение Валерия Яковлевича "Наши дни"), самовольно переиначил: "Твой волшебный мир, Уэльс!" И действительно ведь - футурологическое будущее Уэльса гораздо с меньшим правом можно назвать "волшебным", чем кельтские легенды, да и стихотворение апеллирует больше к прошлому, "былому", в частности, в следующей строфе вспоминаются события и персонажи французской "Песни о Роланде". В других стихах Брюсова можно найти и юго-запад Великобритании (1923: "День Флориды - ночь Уэльса"), и английского коллегу-писателя (1919: "Уэллс, Джек Лондон, Леру и сотни / Других плели вам небылицы"). Вопрос тут не столько к автору статьи, сколько к специалистам по Брюсову - а верно ли мы его прочитываем и переиздаём?

Вячеслав Мешков 3 июля 2013 г., 16:20:
    Дорогая Юлия!
    Валерий Брюсов прекрасно понимал, что такое Уэллс (Wells) и что такое Уэльс (Wales). И если он написал «Уэллсъ», то, конечно же, имел в виду писателя, а не субъект Соединённого Королевства. Обилие средневековых военных атрибутов в стихотворении объясняется тем, что большинство европейских обывателей (к числу которых относились и поэты), одурманенных милитаристской пропагандой, были уверены, что новая война будет вестись цивилизованными, «рыцарскими» методами. Как жестоко они ошиблись!
    Вы говорите, что «стихотворение апеллирует больше к прошлому, "былому"». Но в том-то и суть, что поэт сталкивает в нём прошлое, настоящее и будущее, что чёрным по белому пропи-сано в одной из опущенных мною строф:

    А мерно с Эйфелевой башни
    Летит неслышимая речь,
    Чтоб всё, что ведал день вчерашний,
    Для будущих времён сберечь.

    (В 1906 году на башне была размещена радиостанция).
    Ну, а дальше идут «Ротационные машины…» и т. д.
    Княжеством Уэльс здесь и не пахнет. А вот тень автора «Машины времени» Г.Дж. Уэллса, несомненно, присутствует.

    P. S. Маяковский, которого Вы, Юлия, вспомнили, вряд ли может выступать в этом деле арбитром. Он великий поэт, но в его публицистике неверное цитирование – обычное дело. В ноябре того же 1914 года появилась статья Маяковского «Штатская шрапнель (Поэты на фуга-сах)», в которой он пишет:

    «Ведь о войне писал каждый.
    Пример:
    Мой дядя самых честных правил,
    Когда не в шутку занемог,
    Он уважать себя заставил
    И лучше выдумать не мог.

    Свистел булат, картечь визжала,
    Рука бойцов колоть устала,
    И ядрам пролетать мешала
    Гора кровавых тел.

    Отбросьте крошечную разницу ритма, и оба четверостишия одинаковы. Покойный размер. Равнодушный подход. Неужели между племянничьим чувством и бьющим ощущением сраже-ний нет разницы. Прямо хочется крикнуть: "Бросьте, Александр Сергеевич, войну, это вам не дядя!"»

    А нам хочется, если не крикнуть, то хотя бы прошепелявить: «Бросьте, Владимир Влади-мирович, про войну – это Вам не Александр Сергеевич, а Михаил Юрьевич!»
    И, кстати, булат не свистел, а звучал.
    «Волшебный мир» и «пир сражений»…

Вячеслав Мешков 4 июля 2013 г., 13:35:

    Окончание

    А вообще-то, Юлия, я Вас понимаю: хочется сказки, «волшебного мира», где рыцари,
    мечи и шлемы (да и коварный Брюсов знал, на что ловить Прекрасных дам – стихами
    в стиле «милитари»).

    Скажу больше: мне, как и Вам, вспомнилось ещё нечто «валлийское» – чудо-фильм
    «31 июня» по повести Дж.Б.Пристли, его актёры, музыка, песни… И такой диалог:

    Мелисента: Я живу в двенадцатом веке. Но в самом конце!
    Сэм: А я – в двадцать первом. Но в самом начале.
    – Это хорошо, что в начале.
    – Почему?
    – Всё-таки поближе…

Дополнение: это сокращённая глава из двухтомника Вячеслава Мешкова «Роковая война России», который вышел в 2014 году. Книгу можно приобрести в Ассортиментном кабинете РГБ (открытая дверь сразу налево от главного входа, до турникетов) или заказать почтой.



Другие главы: Крах конного блицкрига | Мясо пушечное | Пушки, розы и ратный труд | Августовские пушки, или О пользе чтения книг по истории войн | Разведка и контрразведка «до» и «во время»… | Кто виноват? Ответ господина Сазонова герру Гогенцоллерну | Русское «ничего» и послы Антанты | Интеллигенция и война | «Средь мук и стонов…» Медико-санитарная служба | «След оставляя пенный…» Балтийский флот в Первой мировой | 1915. «То беженцы... Их жалкая орда...»
Зафрендить Ленинку?
Tags: дискуссия у нас тут началась, доступ к оцифровкам, зарубежная литература, представляем книгу, современная литература, списки литературы

Posts from This Journal “списки литературы” Tag

promo leninka_ru 16:10, thursday 16
Buy for 10 tokens
Все привыкли к упоминаниям «музейного квартала» на Волхонке, но мало кто осознаёт, что сразу после него начинается «библиотечный квартал»: целая улица библиотечных зданий, самое известное из которых, конечно — Пашков дом. В начале года к ним прибавилось ещё одно под…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments