leninka_ru (leninka_ru) wrote,
leninka_ru
leninka_ru

Разведка и контрразведка «до» и «во время»… (часть 1)

К 100-летию начала Первой мировой войны

Текст представляет собой (в сокращении) одноимённую главу из путеводителя по книгам «Роковая война России», который готовит к печати издательство «Пашков дом». Ссылки ведут на книги или на онлайн-заказ книг в Электронном каталоге РГБ.

В.М.Мешков. Роковая война России

Разведать путь приказ мне дан.
Крадусь во мгле болотной и пещерной,
Где запах злой, тяжёлый, серный.
Ползу, как змей угарных стран.

Вот близок он. Стоит. Заслышал шорох.
Я весь прилёг к земле, в траву я вник.
Я вижу блеск луны на вражьих взорах,
Усы колючие и серый воротник.
Вот успокоился. Идёт. Сейчас он ляжет.
Но что пред смертью он мне скажет?
        Фёдор Сологуб. Вражий страж
                                                      [1915]

Короче говоря, не думай о секундах свысока!..

Информация к размышлению:
«Мне лучше знать, с чего начинать!»

По понятным причинам символист Фёдор Сологуб ничего про полковника Исаева–Штирлица не знал. И потому написал стихотворение от лица простого войскового разведчика-диверсанта.

Что же касается русской военно-стратегической разведки, то накануне Первой мировой войны она была в запущенном состоянии [1]. Как правило, агентурная деятельность за границей базировалась на отрывочных сведениях «доброжелателей», т.е. лиц, самостоятельно предлагавших информацию. Разведывательные структуры не имели чёткой организации, зачастую сведения получали бессистемно, при отсутствии общей программы.

[1] Заякин Б.Н. Краткая история военной разведки России. Книжной версии нет. Борис Николаевич Заякин (р. 1951) — военный разведчик, десантник-спецназовец, ветеран Афганистана, историк разведки, спецслужб и спецназа, литератор.

[1] Заякин Б.Н. Краткая история военной разведки России. Книжной версии нет. Борис Николаевич Заякин (р. 1951) — военный разведчик, десантник-спецназовец, ветеран Афганистана, историк разведки, спецслужб и спецназа, литератор.

В начале ХХ столетия приходилось с ностальгическим чувством вспоминать о золотом веке русской разведки — эпохе Александра I и наполеоновских войн. Тогда, в 1810 году, военный министр России генерал М.Б.Барклай де Толли учредил «Особенную канцелярию» — орган, отвечающий за сбор и обработку разведывательных данных, поступающих от специальных агентов. Более двух веков сохраняется память о русских разведчиках той поры — таких, как личный представитель Александра I при Наполеоне граф А.И.Чернышёв или полковник И.О.Витт. Судите сами:

…За две недели до вторжения Наполеона Витт исчезает и из Варшавы и «всплывает» в штабе 1-й русской армии М.Б.Барклая де Толли с целым портфелем сверхсекретных бумаг французской армии (дата и маршруты вторжения, основные места переправы через р. Неман, списки завербованных шпионов на русской стороне и т.д.) [В.Г.Сироткин. Наполеон и Александр I: дипломатия и разведка Наполеона и Александра I в 1801–1812 гг. — М., 2003. — С. 304].
[2] В.Г.Сироткин. Наполеон и Александр I: дипломатия и разведка Наполеона и Александра I в 1801–1812 гг. — М., 2003. — С. 304.

К.К.Звонарёв. Агентурная разведка: русская агентурная разведка до и во время войны 1914–1918 гг. (Архив контрразведки. Т. 3)На рубеже XIX–ХХ веков внешняя разведка России находилась главным образом в руках МИДа. Согласно «Учреждению Министерства иностранных дел» 1892 года, в канцелярии МИДа сосредотачивались сведения политического, экономического и военного характера, поступавшие из-за границы. К этому рубежу возвращает книга К.К.Звонарёва «Агентурная разведка: русская агентурная разведка до и во время войны 1914–1918 гг.»: в 2 кн. Кн. 1 (М.: БДЦ-пресс, 2003. — 302 с.: ил., портр. — Серия «Архив контрразведки». Т. 3).

Об авторе

К.К.ЗвонарёвКонстантин Кириллович Звонарёв (1892–1938), настоящее имя Карл Кришьянович Звайгзне, — военный разведчик, один из первых советских историков и теоретиков военной разведки. Родился в Курляндской губернии, латыш, член партии большевиков с 1908 года, участник Первой мировой (старший унтер-офицер 52 пехотной дивизии) и гражданской войн, командир Красной Армии. Помощник военного атташе в Литве (1921–1922) и военный атташе в Турции (1922–1924). Окончил Военную академию имени М.В.Фрунзе. В 1933–1937 годах был преподавателем, начальником кафедры военной разведки в той же академии, в 1937 году исполнял обязанности начальника 8-го отдела Разведывательного управления РККА. В том же году арестован (числился в троцкистском списке) и расстрелян. Реабилитирован посмертно в 1956 году.

Названная книга предназначалась для служебного пользования и узкого круга читателей — преимущественно сотрудников разведки и контрразведки.

Содержание

Предисловие (доктор юр. наук А.Г.Шаваев)

Часть I. Русская агентурная разведка до русско-японской войны 1904–1905 гг.
Часть II. Русская агентурная разведка во время русско-японской войны
Часть III. Русская агентурная разведка с 1906 по 1914 год
Часть IV. Русская агентурная разведка всех видов во время войны 1914–1918 гг.
Фронтовая (оперативная) агентурная разведка армий. — Агентура Генерального штаба в начале войны. — Зарубежная агентурная разведка штабов фронтов. — Агентура штаба Верховного главнокомандующего. — Агентура принца Ольденбургского. — Зарубежная агентура штабов армий и военных округов. — Объединение всей стратегической агентурной разведки в Генеральном штабе. — Активная разведка (диверсионная деятельность). — Агитация и пропаганда. — Центральное бюро экономической разведки
Заключение
Приложения
Литература

Министерство внутренних дел или, вернее, его департамент полиции также имел за границей свою самостоятельную агентуру, — рассказывает К.К.Звонарёв. — Основной задачей этой агентуры являлось освещение русских революционных организаций и отдельных революционеров и их деятельности за границей… Заграничная агентура в целях военной контрразведки почти не использовалась. Главная ставка делалась департаментом полиции на подкуп сотрудников иностранных посольств и внешнее наблюдение…

Как и на что департамент полиции тратил ассигнованные на эту разнообразную агентурную деятельность средства, показывает хотя бы следующий факт, рассказанный А.В.Богдановичем: «...насчёт безобразий, которые производил Дурново (полиция) в течение пяти лет: посылал своих любовниц агентами тайной полиции в Париж, давал 5000 рублей на путешествие и, не будучи уверенным, что там они останутся ему верны, отправлял туда же следить за их поведением настоящих сыщиков. А тут думали, что всё это делается с целью государственной охраны». (И ты, Дурново? — В.М.).

Результаты военной контрразведывательной деятельности департамента полиции были настолько слабы и стоили так дорого, что после долгих споров в 1911 году Генеральный штаб взял управление военной контрразведкой в свои руки (с. 14–16).

«Заключение» книги К.К.Звонарёва имеет подзаголовок «Основные ошибки и промахи царского Генерального штаба в организации и ведении агентурной разведки»:

…Самая непростительная ошибка Генерального штаба заключалась в том, что он в мирное время не подготовил агентурной сети на случай войны. Та агентурная сеть Генерального штаба, которую он пытался создать параллельно сети официальных военных агентов, строилась в самой своей основе неправильно. Генеральный штаб называл эту сеть агентурной сетью военного времени, но сам всеми силами старался обосновать её руководителей на каких-либо официальных должностях в русском официальном учреждении за границей (посольство, консульство и т.д.). Нахождение руководителя сети военного времени в официальном учреждении вело лишь к тому, что при разрыве дипломатических отношений созданная агентурная сеть, если даже она и не была ещё известна контрразведке противника, оставалась без руководства и связи и теряла свое значение (с. 290).Оплата агентов производилась в крайне мизерных размерах и после большого торга, причем за каждый полученный агентом рубль требовалась его расписка. Эти бюрократические приемы крайне вредно влияли на психологию тех людей, которые на опасное дело разведки решались пойти, главным образом, из-за денег. Твёрдое месячное жалованье без премиальных за ценные материалы убивало в агентах всякую инициативу и стремление к лучшему выполнению задания. Мы, конечно, этим не хотим сказать, что агента нужно осыпать золотом и швыряться деньгами направо и налево. Цель наша — подчеркнуть, что разведывательные органы царской России не умели использовать человеческую страсть к деньгам (с. 293).

Любопытное замечание от начальника отдела РУ Рабоче-Крестьянской Красной Армии!

Итак, можно сказать, что из печального опыта прежних войн в отношении агентурной разведки в войну 1914—1918 гг. уроков не извлекли. Многие военные операции, хорошо подготовленные и продуманные, в разведывательном отношении подготовлены не были. Даже во время войны, как мы видели, военные вершители судеб царской России в деле организации и руководства разведкой не сумели подняться выше мелких дрязг и склок… Среди огромного количества людей с высшим военным образованием, видимо, не нашлось человека, способного поставить дело агентурной разведки на должную высоту (с. 294).

В целом подход К.К.Звонарёва к разведке царской России резко критический (хотя и без обычного в его время вульгарного ёрничества). Ничего положительного в русской разведке он не увидел или умышленно не показал. А потому мы с читателем не найдём в его книге ни одного, условно говоря, Штирлица.

Ничего другого в 1920-х — 1930-х нельзя было ожидать, что доходчиво объясняет современный автор — заведующий кафедрой истории России и зарубежных стран Санкт-Петербургского университета экономики и финансов, заслуженный деятель науки Российской Федерации, почётный доктор истории Абердинского университета (Шотландия) Б.А.Старков в книге «Охотники на шпионов: контрразведка Российской Империи. 1903–1914» (М. [и др.]: Питер, 2006. 304 с.: ил. — Лабиринты истории):

…После Октябрьского переворота началось строительство нового социалистического государства советского типа, которое довершило разгром отечественных спецслужб старого режима и в том числе контрразведки. Часть контрразведчиков оказалась в эмиграции и продолжала вести активную борьбу против советской власти, другие остались в России и перешли на положение «бывших людей»… Создание органов советской контрразведки трактовалось исключительно как творчество народных масс под руководством Коммунистической партии. Парадокс заключался в том, что контрразведчики Российской Империи нередко вступали в незримые поединки со своими бывшими коллегами. Однако всякие упоминания о роли «бывших людей» в создании советской контрразведки были запрещены. Сохранившиеся документы и немногочисленные публикации, свидетельствующие об этом, оказались в фондах специального хранения в архивах и библиотеках (с. 8).Предлагаемая книга — одна из первых попыток рассказать правду о создании российской контрразведки, о её делах и людях, обеспечивавших национальную безопасность России в начале XX века. Им противостояли высококвалифицированные, профессиональные разведчики Германии, Австро-Венгрии, Великобритании и Японии. Борьба с одними из них была продолжена на полях Русско-японской и Первой мировой войн. Другие, выступая в роли друзей России во время Первой мировой войны, оставались непримиримыми русофобами и использовали потенциал российских спецслужб в интересах своих стран.

Японский барон Мотодзиро Акаси, немецкий граф Гельмут фон Люциус, полковник Вальтер Николаи были опытнейшими разведчиками XX века и вошли в мировую историю спецслужб. Они сумели найти источники информации во всех слоях российского общества, использовали в интересах противников России сепаратизм, оппозиционные настроения, наиболее радикальные направления в революционном движении, создали уникальные приёмы и методы сбора, передачи и анализа информации, пользуясь при этом новейшими достижениями науки и техники начала XX века.

В поединке с асами мирового шпионажа российские контрразведчики Николай Батюшин, Владимир Лавров, Василий Ерандаков и др. доказали свой профессионализм, высокую квалификацию и умение отстаивать интересы национальной безопасности России. Главным движущим императивом их деятельности были служение Отечеству, патриотизм и защита национальных интересов России. К сожалению, именно эти высокие морально-нравственные качества обернулись трагедией их личных судеб. Многие из них в период коллапса российской государственности были оболганы, незаслуженно забыты и фактически преданы… Восстановление честных имён, правдивый рассказ о делах и людях российской контрразведки начала XX века составляют основное содержание этой книги (с. 9).

Книгу «Охотники на шпионов» Б.А.Старков завершает большой главой «Спецслужбы противников России в мировой войне», которую чуть позже мы ещё полистаем.

На очереди — книга Е.Ю.Сергеева и А.А.Улуняна «Не подлежит оглашению: военные агенты Российской Империи в Европе и на Балканах, 1900–1914 гг. (2 изд., перераб. и доп. — М.: Реалии-Пресс, 2003. — 478 с.: ил., портр.).

История возникновения и эволюции одного из важнейших институтов государственной власти в России — военной разведки, которая представляет собой хотя и тесно связанную с другими областями разведывательной деятельности, но вполне самостоятельную сферу реализации права любой страны на обеспечение её суверенитета в международных отношениях….

Наименее изученной проблемой вплоть до настоящего времени является вопрос о роли и месте официальных представителей военного ведомства за рубежом, так называемых «дипломатов в погонах», в разведывательных службах России и других государств, переживавших на рубеже XIX–XX столетий период структурной модернизации.

Руководствуясь этими соображениями, мы сознательно ограничили тему своей работы рассмотрением деятельности военных агентов или, говоря современным языком, военных атташе, занимавших по своему статусу и функциям промежуточное положение между карьерными дипломатами и офицерами не только в России, но и в других странах.

Жанр нашей книги определяется как историко-документальное исследование. Мы предоставили возможность самим русским военным разведчикам «высказаться» по вопросам, актуальным для далёкой предвоенной эпохи (с. 7).

Содержание

Глава 1. Институт военных агентов в системе разведывательной службы России на рубеже XIX—XX вв.
Органы разведки в структуре военного управления России. — Российские военные агенты: люди и служба
Глава 2
. Реальные кризисы и мнимые угрозы (1900—1905 гг.)
Вступление. — Вызовы Pax Britannica. — Германский путь к мировому господству. — Призрак панскандинавизма. — Новые ориентиры Франции. — Возможная точка опоры: Бельгия и Нидерланды. — Балканский узел. — В поисках «слабого звена» на Балканах
Глава 3
. Время стратегических прогнозов и решений (1906—1910 гг.)
Вступление. — Французский пасьянс. — Конец «особых» отношений. — Последний бросок на север? — Европа в планах Великобритании. — «Балканский концерт». — Расчёты и просчёты 1908 года. — Кто будет хозяином Балканского полуострова? — Будущие конфликты: прогнозы и реальность.
Глава 4
. Между миром и войнами (1911—1914 гг.).
Вступление. — Германская угроза. — Альпийская цитадель. — Скандинавская загадка. — Франция: полная готовность. — Ускользающий нейтралитет. — Время решающего выбора. — Шаг в бездну. — Друзья и враги в Балканских войнах. — «Болгарский фактор»

Заключение
Приложения
Список источников и основной литературы
Указатель имён

Один из «дипломатов в погонах» — русский военный атташе в Париже генерал А.А.Игнатьев, автор мемуаров «Пятьдесят лет в строю» (М.: Воениздат, 1988. — 752 с.). О содержании своей службы во Франции он рассказывает очень скупо:

Основной документ франко-русского союза — протокол совещания начальников генеральных штабов — предусматривал, что связь между союзными армиями при возникновении войны будет осуществляться через военных агентов, для чего французский военный атташе в России будет состоять при ставке главнокомандующего, а русский — при французской главной квартире (с. 443).

Свидание с Бертело (французский генерал; в начале Первой мировой — начальник штаба главнокомандующего Ж.Ж.Жоффра. — В.М.) положило начало моей основной деятельности в мировую войну: осведомление русской армии о противнике по данным французской главной квартиры. С 1 августа 1914 года по 1 января 1918 года, то есть даже спустя три месяца после Октябрьской революции, не проходило ни одного дня, чтобы за моей подписью не поступило в Россию информации. На войне нет ничего тягостнее, чем перерывы в осведомлении о противнике (с. 437).

Гораздо более содержательна в этом смысле книга младшего брата русского военного атташе — графа П.А.Игнатьева «Моя миссия в Париже» (М.: ГЕЯ итэрум, 1999. — 334 с. — Серия «Рассекреченные жизни»).

По данным службы наблюдения французской тайной полиции Сюртэ, имеющимся в архиве французской разведки, с 1913 по 1915 год Павел Игнатьев находился с секретной миссией в Германии, в декабре 1915-го прибыл в Париж и с помощью старшего брата под именем капитана Истомина был назначен в Русское военное бюро (аппарат военного атташе). Как явствует из мемуаров полковника Игнатьева, с первых дней войны с Германией (после августа 1914 года) он командовал на фронте 2-м эскадроном гусарского полка весь период кампании в Восточной Пруссии. После ранения и госпиталя Павел Игнатьев служил в штабе Юго-Западного фронта, откуда по указанию Николая II был направлен во Францию для создания службы разведки и контрразведки в интересах русской армии. С января 1917 года полковник Игнатьев возглавил Русскую секцию в Межсоюзническом бюро (МСБ) при военном министерстве Франции. Книга вышла на французском языке в Париже в 1933 году после смерти автора и на русском языке издана впервые.

А.А.Игнатьев и П.А.Игнатьев
Источник иллюстрации (pdf)

Авторский стиль проиллюстрируем двумя цитатами — о том, как в 1915 году генерал-квартирмейстер штаба Юго-Западного фронта генерал М.К.Дитерихс призвал Павла Игнатьева в разведчики:

Однажды генерал Дитерихс вызвал меня. По-прежнему приветливый, он сказал:

— Генерал Иванов приказал организовать разведывательную службу в тылу: разведсведения должны носить стратегический характер. Изучите этот вопрос, составьте план действий и представьте мне как можно скорее рапорт. Как только он будет утвержден, тот же час принимайтесь за дело.

После моего назначения в штаб я ко многому привык, однако идея стать исключительно «начальником шпионов», как говорили мои друзья, вызвала у меня большое неудовольствие. Лицо, должно быть, выдавало мои чувства, поскольку генерал, дружески положив руку мне на плечо, сказал:

— Помните, полковник: долг каждого солдата — жертвовать ради Родины самым дорогим, что у него есть, то есть собственной жизнью. Однако поставить на кон свою честь иногда бывает потруднее, чем умереть. Идите, и чтобы завтра ваш рапорт был готов.

Я удалился из кабинета генерала полный горечи. Фраза «поставить на кон свою честь» не выходила у меня из головы. В моменты испытаний, когда задача становилась слишком трудной, слова моего начальника, а также его весьма благожелательное отношение служили мне утешением. С этого вечера и до ноября 1917 года я был призван исполнять обязанности начальника разведывательного бюро против Германии, Австрии и Турции (с. 14).

Осенью 1915 года общая обстановка на нашем фронте, казалось, стала проясняться с двух точек зрения — дипломатической и военной. При помощи союзников мы предприняли усилия по улучшению положения… Генерал Дитерихс хотел использовать эти несколько месяцев передышки, чтобы внимательно изучить документы о состоянии тыла австро-германцев, а затем разработать наши возможные действия по проникновению на вражескую территорию… После дискуссий, напоминающих настоящие военные советы, меня вызвал генерал Дитерихс.

— Полковник,  — сказал он, — вы весьма преуспели в выполнении моего поручения. Ваша служба разведки и пропаганды добилась результатов, превосходящих все наши надежды. Теперь вам предстоит сменить поле деятельности. Чтобы быть точно осведомлёнными о происках наших противников, об их приготовлениях, мы не должны останавливаться на достигнутом. Что вы скажете о командировке в Западную Европу?

— Ваше высокопревосходительство, я в вашем распоряжении и готов сделать всё для победы. Однако признаюсь, что на первый взгляд задача кажется мне трудноватой.

— Может быть, но я уверен, что вы добьётесь удивительных результатов.

— А в чём, ваше высокопревосходительство, будет заключаться моя миссия?

— Она состоит из нескольких поручений. Вы поедете в Париж. Сначала нам нужно, чтобы офицер штаба, хорошо знакомый с нашим общим положением, точно информировал об обстановке на фронте союзников, на которых могла подействовать постоянная вражеская пропаганда… Установите контакт со Вторым межсоюзническим военным бюро в столице Франции, изыщите возможность вместе с офицерами, которые служат там, документально подтвердить это и получить от них соответствующие документы.

— Это задание лёгкое.

— Да, но другая его часть более деликатна. Используя нейтральные страны, такие, как Голландия, Швейцария и даже, может быть, Испания, вы должны найти таких агентов, которые сами или через третьих лиц смогут проникнуть на вражескую территорию — в Германию и Австрию. Вам надлежит также следить за враждебными организациями: другими словами, ваши люди будут играть двойную роль — разведчиков и контрразведчиков.

— Мне понадобится специально подготовленный персонал. Могу ли я для начала использовать преданных сотрудников, которые помогали мне до сих пор?

— Нет, поскольку они нам самим нужны: они знают страну и своих корреспондентов. Отвлекать их от первичной задачи — значит дезорганизовать службу разведки на нашем фронте.

— Новые люди! Возможно, их придется долго искать.

— Я верю в вашу находчивость. Вряд ли стоит добавлять, что вам даются необходимые организационные полномочия и что вы подчиняетесь непосредственно мне. Переписку поддерживать только со мной! Договоримся о специальном шифре для ваших депеш. Не останавливайтесь ни перед какими соображениями — политическими или даже финансовыми. Вы получите любые средства, какие запросите.

— Не знаю, как вас благодарить за этот знак высокого доверия, ваше высокопревосходительство.

— Вы его заслужили (с. 49–51).

Содержание

Предисловие к французскому изданию. — Полковник граф Павел Игнатьев (биографическая справка). — Русская разведка во время войны. — Эвакуация Львова (Лемберга). — Швейцарский гражданин. — Вступление Румынии в войну. — Артистическая пропаганда. Вступление в войну Болгарии. — Первая поездка в Париж. — Испанская танцовщица. — Мисс Дэзи. — Организация Франческо. — Друг Эммы. — В России с октября по декабрь 1916 года. Предвестники революции. — Николай II и сепаратный мир. — Наш сотрудник Милич. — Летчик Зозо. — Фабрикант зонтиков. — Львовские укрепления. — Портфель дипломата. — Конец нашей службы. — Французская разведка о деятельности графа П.А.Игнатьева (документы). — Комментарии и приложение.

Добавим, что на протяжении всей своей деятельности в Париже оба брата Игнатьевых находились под колпаком… нет, не у Мюллера, а у Второго бюро генштаба французской армии (военная контрразведка). Его секретные документы публикуются впервые.

Несомненно, что мемуары П.А. Игнатьева стали основой книги В.А.Авдеева и В.Н.Карпова «Секретная миссия в Париже: Граф Игнатьев против немецкой разведки в 1915–1917 гг.» (М.: Вече, 2009. — 395 с.: фотоил., портр., факс. — Серия «Военные тайны XX века»)».

Биографию героя книги авторы рассматривают в контексте европейской истории накануне и во время Первой мировой войны.

С началом войны Россия осталась без надежной агентурной сети в Европе, поскольку никаких мер по работе с ней в военный период не предусматривалось. Это серьёзно сказалось на успехе боевых действий русской армии против Германии и Австро-Венгрии, а также других центральных держав.

Немаловажную роль в налаживании агентурной работы в Европе уже в ходе Первой мировой войны сыграл полковник Генерального штаба граф Павел Алексеевич Игнатьев. В конце 1915 года он был направлен лично императором Николаем II в Париж в помощь к брату, российскому военному атташе, тогда полковнику, а затем генерал-майору Алексею Алексеевичу Игнатьеву. Перед ним стояла задача наладить обмен информацией с разведывательными службами других стран Антанты и создать агентурную сеть русской военной разведки в Германии и Австро-Венгрии. О том, как П.А.Игнатьев справился с этой задачей, и пойдёт речь (с. 17).

Содержание

1. Накануне решающей схватки. Некоторые страницы из биографии полковника Редля. Русская разведка перед войной. Русская разведка и «План Шлиффена». Так начиналась война. Русская разведка в первые дни войны

2. Братья Игнатьевы и их противники. Вальтер Николаи. Макс Ронге. Австрийская разведка в России перед войной. Родословная Павла Игнатьева
3. На Юго-Западном фронте
4. В борьбе за Румынию. Контрпропаганда русской армии в Европе
5. Первая командировка в Париж. Сотрудник Департамента полиции Гартинг
6. Павел Игнатьев в Париже. Танцовщица Жанна. Фрау доктор
7. Звезда Бюро. Легенда французской разведки. Жаворонок
8. Вторая поездка П.Игнатьева в Париж
9. Сепаратные переговоры: слухи и реальность
10. Разведывательные организации Павла Игнатьева в Европе
11. Военный пилот Зозо. Зозо после войны
12. Берта Дуссе и другие агенты П.Игнатьева. Русский плейбой С.Вонлярлярский. Фабрикант Циммерман
13. Оценка Ставкой информации П.Игнатьева
14. Французские интервенты в России. Заговор послов. Маркиз Делафар — разведчик-нелегал
15. Ликвидация русской разведывательной миссии в Париже
16. В изгнании
17. Враги и завистники. Документы Сиссона
18. Французская контрразведка о связях П.Игнатьева
Заключение

Биографическое повествование о П.А.Игнатьеве авторы заключают словами:

Решением ликвидировать русскую разведывательную миссию в Париже французы отрезали ему путь на Родину. Возвратиться в Советскую Россию в 1937 году смог только его старший брат Алексей Алексеевич, ставший генерал-лейтенантом Красной Армии. К этому времени сам Павел Алексеевич уже умер в изгнании в полном забвении. Он не примкнул ни к белогвардейскому лагерю, ни к лагерю сменовеховцев. Со своим старшим братом Алексеем, сотрудничавшим с советской властью и принявшим в 1930 году советское гражданство, он разорвал всякие отношения и даже запретил ему присутствовать на своих будущих похоронах. Имя Павла Алексеевича в Советской России было предано забвению, а о его разведывательной работе в Европе в годы Первой мировой войны в то время знали только историки отечественных спецслужб (с. 327).

Окончание здесь.
Автор: Вячеслав Мешков

Дополнение: это сокращённая глава из двухтомника Вячеслава Мешкова «Роковая война России», которая вышла в 2014 году. Книгу можно приобрести в Ассортиментном кабинете РГБ (открытая дверь сразу налево от главного входа, до турникетов) или заказать почтой.

Другие главы: Крах конного блицкрига | Мясо пушечное | Твой волшебный мир, Уэллс! | Пушки, розы и ратный труд | Августовские пушки, или О пользе чтения книг по истории войн | Кто виноват? Ответ господина Сазонова герру Гогенцоллерну | Русское «ничего» и послы Антанты | Интеллигенция и война | «Средь мук и стонов…» Медико-санитарная служба | «След оставляя пенный…» Балтийский флот в Первой мировой | 1915. «То беженцы... Их жалкая орда...»
Также смотрите на эту тему в нашем журнале: Кавказский фронт Первой мировой войны

Зафрендить Ленинку?
Tags: зарубежная литература, представляем книгу, современная литература, списки литературы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo leninka_ru september 10, 21:32 49
Buy for 10 tokens
Вчера, 9 сентября, Александра Элбакян вернула российским пользователям доступ к созданному ею ресурсу Sci-Hub, который сама же и заблокировала на территории России начиная с 5 сентября (кстати, это был 6-летний юбилей Sci-Hub). В обращении, которое открывалось вместо сайта, Александра назвала…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments