leninka_ru (leninka_ru) wrote,
leninka_ru
leninka_ru

Книга художника по-французски

М.Эрнст. Иллюстрация к поэме
Л.Кэрролла «Охота на снарка».
1968. Литография
Экспозиция «Сюрреализм и livre d'artiste» в Отделе личных коллекций ГМИИ (Волхонка, 10; 18 февраля – 18 мая) — важная и исключительно интересная часть «долгоиграющего», масштабного проекта, затеянного неутомимым собирателем и пропагандистом livre d'artiste Борисом Фридманом. Проект этот призван познакомить отечественного зрителя с лучшими образцами европейского искусства книги ХХ века, с особым направлением издательской деятельности, почти неизвестным в России.

Устроители выставки настояли на том, чтобы в её названии понятие «livre d'artiste» фигурировало именно на французском языке, и правильно сделали. Ведь дословный русский перевод — «книга художника» — прочно ассоциируется у нас с совсем другим кругом явлений, с экстравагантными артефактами современных авангардистов, часто не имеющими ничего общего с традиционной формой книги. Livre d'artiste, появившаяся в Европе на рубеже ХIХ–ХХ века благодаря усилиям Амбруаза Воллара и других издателей-энтузиастов, — самая что ни на есть классическая книга, отпечатанная по всем канонам полиграфического искусства в лучших типографиях на особых сортах бумаги с водяными знаками и неразрезанными краями, но книга особого рода. Не просто библиофильская (тираж её редко превышает 300 экземпляров и предназначается прежде всего музеям, состоятельным коллекционерам и самим «участникам издания»), а такая, в создании которой главная роль отводится художнику. Причём, как правило, не профессиональному книжному графику, а прославленному живописцу или скульптору. Ценность livre d'artiste повышается за счёт того, что иллюстрации воспроизводятся прямо с авторских досок и в части тиража подписываются мастером. Часто такие дорогостоящие, изначально раритетные издания поступают в продажу в несброшюрованном и непереплетённом виде, листы складываются в папки или футляры, и каждый коллекционер получает возможность «одеть» книгу по собственному вкусу и разумению.
С.Дали. Каталог-объект выставки
художника в Нью-Йорке. 1936. Коллаж

Последнее обстоятельство даёт определённую свободу манёвра в экспонировании столь специфического жанра печатной графики, а кроме того, неожиданно перекликается с программными установками дадаистов и сюрреалистов. Ведь «идеальное», с их точки зрения, издание не имеет законченной формы, представляет собой набор разрозненных фрагментов, которые читатель, невольно превращаясь в соавтора книги, волен расположить и использовать по-своему. Правда, на практике сюрреалисты чаще всего довольствовались более традиционными, старомодными способами публикации своих текстов. Они были слишком прочно связаны с классической книжной культурой, чтобы бунтовать против её канонов. «Наша тюрьма — конструкция из любимых книг, и нам не ускользнуть, ибо страстные благоухания опьяняют нас», — сказано в «Магнитных полях» Андре Бретона и Филиппа Супо. Конечно, в оформлении печатных изданий, как и во всех остальных видах творчества, сюрреалисты стремились эпатировать публику, однако их дерзкие новации в большинстве случаев затронули только иллюстративный ряд, не коснувшись типографической составляющей книги.

На выставке в ГМИИ, сформированной на материале коллекций Бориса Фридмана и Георгия Генса, демонстрируется более 400 графических листов из 60 сюрреалистических изданий. Судьба этого стиля в европейской и прежде всего — французской livre d'artiste прослеживается на протяжении более чем полувека, с 1920-х по 1980-е. Зрители имеют возможность не просто познакомиться с редчайшими книжными памятниками, часто неизвестными даже специалистам, но и составить достаточно полное представление о творческой эволюции ведущих иллюстраторов-сюрреалистов, оценить их вклад в мировое искусство книги. Как считает один из кураторов экспозиции, американский искусствовед Лоуренс Сафайе, именно в малотиражных библиофильских изданиях программа, намеченная основателем движения Бретоном и его единомышленниками, реализовалась наиболее полно и последовательно.

Д. де Кирико. Иллюстрации к книге
Г.Аполлинера «Каллиграммы».
1930. Литография

Возможно, сюрреализм так долго не сходил со сцены потому, что, в отличие от большинства других направлений новаторского искусства, не ограничивал своих приверженцев жёсткими канонами, предоставлял им максимальную свободу самовыражения. Мастера этого круга были едины в стремлении освободиться от диктата здравого смысла, погрузиться в мир бессознательного, иррационального, но каждый из них культивировал свой набор образов и приёмов, собственный пластический язык.

Это особенно заметно в произведениях мэтров, стоявших у истоков движения. Так, в иллюстрациях Джорджо де Кирико к «Каллиграммам» Гийома Аполлинера (1930), к «Светской мистерии» (1928) и «Мифологии» (1934) Жана Кокто запечатлён процесс превращения предметов в отвлечённые понятия, исследуется внутренняя природа вещей, подвижная структура составляющей их материи, го­товой к любым метаморфозам. Исходным сырьём для знаменитых «романов в коллажах» Макса Эрнста послужили гравюры XIX века, вырезанные из старых журналов, учебников, календарей. «И чем неожиданнее соединялись один с другим элементы, тем поразительнее для меня всякий раз вспыхивала… искра поэзии», — вспоминал художник. В поздней графике Эрнста откровенный эпатаж уступает место эстетической медитации, вдохновенной игре со множеством возможных смыслов изображённых объектов. В иллюстрациях Сальвадора Дали к поэме Лотреамона, стихам Гийома Аполлинера, мемуарам Джакомо Казановы, сказке Льюиса Кэрролла порой непросто найти связь с текстом (путешествия по лабиринтам собственного подсознания увлекали мастера гораздо больше, чем распутывание интриг любых литературных сюжетов), зато без труда можно узнать цитаты из живописных произведений великого мистификатора. Однако в графической версии знакомые образы выглядят не так, как на холсте, обретают совсем другое значение.

М.Эрнст. Композиция из цикла «Неделя доброты».
Фрагмент. 1934. Коллаж

Довольно полно и разнообразно показана на выставке книжная графика Андре Массона: от полных сложной символики фигуративных композиций к «Симулякру» Мишеля Лейриса (1925) до гораздо более условных, декоративных, почти беспредметных работ 1950–60-х годов. Абстрактная линия развития сюрреализма представлена лапидарными пластическими формулами Ханса Арпа, а также литографиями и офортами Хоана Миро — одновременно экспрессивными и изысканными, напоминающими то детские рисунки, то образцы восточной каллиграфии. Празднично-яркие, причудливо-гротескные иллюстрации Миро к пьесе Альфреда Жарри «Король Убю» (1966) по силе воздействия на зрителя не уступают лучшим станковым картинам художника; недаром Бретон называл его творчество «самым красивым пером на шляпе сюрреализма». В экспозицию включён и ряд графических листов Пабло Пикассо; формально классик авангарда никогда не примыкал к группе Бретона, но поддерживал с ней тесные контакты, разделял некоторые эстетические взгляды своих коллег. Перекличка с их стилистическими исканиями, пожалуй, особенно заметна в убийственно-саркастическом политическом лубке «Мечты и ложь генерала Франко» (1937); Пикассо создавал его одновременно с «Герникой», поэтому неудивительно, что отдельные мотивы знаменитой картины перекочевали на офортную доску. Присутствуют на выставке и некоторые коллективные издательские проекты; например, сборник антифашистских стихов Поля Элюара «Солидарность» (1938) оформляли семь художников, в том числе — Пикассо, Миро, Массон.

Х.Миро. Иллюстрация к пьесе А.Жарри «Король Убю». 1966. Литография

Имена остальных экспонентов (Энрико Бай, Ханс Беллмер, Виктор Браунер, Оскар Домингес, Вифредо Лам, Роберто Матта, Доротея Таннинг, Леонор Фини) известны отечественному зрителю в гораздо меньшей степени, но их работы достойно выдерживают соседство с произведениями знаменитых мастеров. Графикам младшего поколения удалось обогатить сюрреалистическую livre d'artiste новыми темами, образами, техническими приёмами. Сделать её более современной, скрестить открытия пионеров движения с национальными изобразительными традициями. В книжной графике один из самых значительных и долговечных стилей ХХ века реализовался совсем иначе, чем, скажем, в живописи: проявил куда меньше визуальной агрессии, реже прибегал к расчётливому эпатажу, предпочитал психоаналитическим и философским ребусам спонтанность, детскую непосредственность. В то же время художники этого направления ввели в книгу совершенно непривычный зрительный ряд, постепенно приучили глаз читателя к парадоксальным метафорам, рассчитанным на подсознательное, а не логическое восприятие. Ко многим их иллюстративным циклам вполне применимы слова Дали: «Сюрреализм — не партия, не ярлык, а единственное в своём роде состояние духа, не скованное ни лозунгами, ни моралью. Сюрреализм — полная свобода человеческого существа и право его грезить».

Стоит отметить, что проведению выставки сопутствовала насыщенная «культурная программа»: научная конференция, лекции, экскурсии, круглые столы, литературные и музыкальные вечера, посвящённые «сюрреалистической революции» в разных видах искусства.

Дмитрий Фомин

А.Массон. Иллюстрация к книге Ж.Полана
«Les hain-teny». 1956. Цветной офорт
с акватинтой
Д. де Кирико. Иллюстрация к «Светской мистерии» Ж.Кокто. 1928. Офорт
С.Дали. Иллюстрация к «Песням Мальдорора»
Лотреамона. 1934. Офорт

С.Дали. Иллюстрация к «Алисе в стране
чудес» Л.Кэрролла. 1969. Гелиогравюра
П.Пикассо. Мечты и ложь генерала Франко. Фрагмент. 1937.
Офорт с акватинтой
П.Пикассо. Фронтиспис к книге Р.Десноса «Страна».
1944. Офорт

Х.Арп. Композиция из книги «Мечты и проекты».
1952. Ксилография

Х.Арп. Композиция из книги «К белой бесконечности».
1960. Офорт

Х.Миро. Фронтиспис к поэме Т.Тцара «Говорить в одиночку».
1950. Литография

В.Лам. Иллюстрация к поэме А.П. де Мандьярга
«Чёрный крейсер». 1972. Цветной офорт

Р.Матта. Иллюстрация к рассказу М.Фардули-Лагранжа
«Голоса». 1964. Цветной офорт с акватинтой и тиснением

Э.Бай. Иллюстрация к книге Б.Пере
«Дамы и генералы». 1964. Цветной офорт
с акватинтой

Э.Бай. Футляр книги «Этот галстук не стоит медали».
Фрагмент. 1972. Ассамбляж

Л.Фини. Иллюстрация к книге «Время линьки». 1975 . Офорт, акварель

Д.Таннинг. Иллюстрация к книге Л.Леклерк
«Личность». 1962. Цветной офорт с акватинтой

Куратор выставки, коллекционер Б.М.Фридман и художник Л.А.Тишков
встречают участников круглого стола
Л.А.Тишков проводит экскурсию по экспозиции
На обсуждении выставки выступают дизайнер А.Т.Троянкер...
книговеды О.Л.Тараканова...
...и Д.В.Фомин

Приглашаем к взаимной дружбе!
Tags: зарубежная литература, иллюстрации, подборки для любования, современная литература, уникальные книги
Subscribe

Posts from This Journal “уникальные книги” Tag

promo leninka_ru сентябрь 10, 21:32 49
Buy for 10 tokens
Александра Элбакян вернула российским пользователям доступ к созданному ею ресурсу Sci-Hub через 4 дня после того, как сама же и заблокировала его на территории России начиная с 5 сентября. В обращении, которое открывалось вместо сайта, Александра назвала несколько альтернатив своему ресурсу:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments