leninka_ru (leninka_ru) wrote,
leninka_ru
leninka_ru

К 100-летию начала Первой мировой войны. «Твой волшебный мир, Уэллс!..»

Герберт Уэллс. Предвидения о воздействии прогресса механики и науки на человеческую жизнь и мысль. Москва, 1902 Герберт Уэллс. Предсказания о судьбах, ожидающих человечество в ХХ столетии. Санкт-Петербург, 1903
Уэллс Г.Дж. Предвидения о воздействии прогресса механики и науки на человеческую жизнь и мысль / [Соч.] Г.Уэльса, авт. романа «Борьба миров» и др.; Пер. с 6-го англ. изд. А.Г.Каррик. — М.: Типолит. т-ва И.Н.Кушнерев и К°, 1902. — VI, [2], 291 с.; 20 см.
Заказать в электронном каталоге РГБ
Уэллс Г.Дж. Предсказания о судьбах, ожидающих человечество в ХХ столетии: Пер. с англ. [В.И.Штейна]. — СПб.: Тип. Монтвида, 1903. — [2], 198, [1] с.; 21 см.
Заказать в электронном каталоге РГБ
Двадцатый век... Ещё бездомней,
Ещё страшнее жизни мгла
(Ещё чернее и огромней
Тень Люциферова крыла).
Пожары дымные заката
(Пророчества о нашем дне),
Кометы грозной и хвостатой
Ужасный призрак в вышине,
Безжалостный конец Мессины
(Стихийных сил не превозмочь),
И неустанный рёв машины,
Кующей гибель день и ночь…

              Александр Блок. Возмездие



Герберт Уэллс

Обычное дело: люди, которым выпало жить на рубеже столетий, с тревогой и надеждой вглядываются в лик наступившего века. И тогда толпою являются «божественные знаки», кометы, затмения, «трус земной», прорицатели, провидцы и пророки.

Так, в 1901 году в Лондоне был опубликована книга знаменитого фантаста Герберта Уэллса «Anticipations of the reaction of mechanical and scientific progress upon human life and thought». Заметим: книга не художественная, не фантастическая, а публицистическая. Футурологическая (хотя термин «футурология» был придуман позже). Эта в общем-то суховатая книга перекрыла по тиражам и количеству переизданий на многих языках все предыдущие книги писателя. Осенью 1902 года книга Г.Уэллса «Предвидения о воздействии прогресса механики и науки на человеческую жизнь и мысль» в переводе А.Г.Каррик вышла в Москве. А весной 1903 года — в Петербурге, под названием «Предсказания о судьбах, ожидающих человечество в ХХ столетии» (как удалось выяснить, перевод В.И.Штейна). Очевидно, питерские издатели решили, что под таким названием книга будет лучше продаваться.

Сам Уэллс объясняет свой замысел так:

Задача настоящей книги — представить ряд отвлечённых соображений о развитии известных всем нам физических сил, соображений, которые в общей совокупности составляют несовершенные и гипотетичные догадки, сложившиеся у меня насчёт того вероятного направления, по какому в ближайшем столетии будет прогрессировать человечество. <…> Я претендую лишь на то, чтобы наметить в грубых очертаниях картину грядущих перемен и открыть кое-где просветы на то, чего в ближайшем будущем можно ожидать от совокупной деятельности человечества. (Предсказания… С. 1–2).

Содержание:
    Способы сообщения в ХХ столетии
    О разрастании больших городов
    Вновь нарождающиеся общественные элементы
    Предстоящие социальные реакции
    История политической жизни современной демократии
    Общий синтез
    Война
    Столкновение между племенами и языками

Тут надо заметить, что в петербургском издании отсутствует последняя глава — «Вера, мораль, политика новой республики». Вероятно, её вычеркнул верноподданный цензор.

Дело в том, что мистер Уэллс предсказал создание на Земле в XX столетии идеальной республики, «долженствующей сделаться впоследствии всемирным государством рациональных, трудоспособных людей». С единым Мировым правительством. С единым языком — каким? — догадайтесь с трёх раз! В Российской Империи (заметьте: ещё до Манифеста 17 октября) с такими прожектами очень трудно было согласиться. Однако московский цензор оказался либеральней питерского, и читатель может узнать из упомянутой главы, например, следующее:

Как же будет поступать новая республика с низшими расами? Как будет она относиться к неграм, к жёлтой расе, к евреям — этим, как иные утверждают, термитам, точащим древо цивилизации? (Предвидения… С. 288).

И если к евреям лондонский «провидец» от щедрот своих снисходителен, то относительно остальных его прогноз неумолимо суров:

Что же будет с другими расами — коричневыми, грязно-белыми и жёлтыми, — которые не будут отвечать новым общественным нуждам? Я думаю вот что: мир не благотворительное учреждение и, вероятно, этим расам наступит конец. Всё содержание и смысл мировой жизни ведут к этому (с. 290).

Думаем, если бы мистер Уэллс озвучил эти свои убеждения сегодня, он получил бы общественное порицание за нетолерантность и неполиткорректность, но в его время такие высказывания в «цивилизованной» Европе были в порядке вещей.

Однако вернёмся к нашей главной теме: Первой мировой войне. В содержании книги Уэллса, как мы убедились, есть специальная глава, посвящённая грядущей войне. Разумеется, автор не оперирует понятием «Первая мировая» и не называет сроков её начала. Но военное столкновение двух империй — Британской и Германской — в начале XX века многим понимающим казалось лишь делом времени. Далее все цитаты мы приводим из главы «Война» в питерском издании 1903 года.

Итак — война! Не надо паники и утомительных напряжений! Всё будет делаться разумно и спокойно:

В тот миг, когда затрещат звонки и телефоны принесут в каждое жилище весть об объявлении войны, не начнётся бестолковой беготни по общественным улицам и дорогам… На подвижных городских платформах не послышится гомона, а у редакций распространённых газет не станут без толку глазеть на зажигательные транспаранты глупые толпища здоровяков, для которых иного занятия и придумать не могут идиоты, распоряжающиеся общественными делами… Произвольное и не знающее в мирное время стеснений, дорожное движение теперь преобразится в два течения — с одной стороны больные, женщины и дети будут покойно и удобно выбираться из всех небезопасных местностей, а с другой — всё здоровое и бодрое население и нужные запасы начнут притекать к фронту. Не будет ни паники, ни утомительных напряжений — всё в идеальном государстве наперёд будет широко и обстоятельно обдумано, и, когда придёт надобность, идеальное государство покойно и устрашающе напряжёт мускулы и навалится на противника — только и всего! (с. 160, 161).

Это «только и всего!» особенно умиляет. При этом даже не предполагается, что нехилый противник сам не прочь на вас навалиться.

Ладно, хорошо. А как по Уэллсу наваливаться-то будут?

Весьма вероятно, стратегия войн будущего в начальном их фазисе сведётся к быстрым перемещениям орудий и обслуживающих их техников под прикрытием стрелков-велосипедистов; внезапно и неожиданно нанося противнику чувствительные удары с фланга, будут учитываться выгоды тех или других позиций в ущерб боевой неприятельской линии. Вся игра будет сводиться к тому, чтобы сместить и сбить в комок неприятельскую линию либо заставить её растянуться до разрыва… (с. 161).

«Вся игра»: «сместить и сбить в комок»… Это «Верденскую мясорубку» Уэллс так изящно в своих предсказаниях обозначил?..

Но главные чудеса боевого искусства и военной техники — впереди:

Воздушные шары окажутся аргусовыми глазами всей военной организации — то будут стебельчатые глаза, укреплённые в телефонных нервах, по ночам, взлетая в небеса скорее ветра, они станут пронизывать всю местность маячными перемежающими огнями. Несомненно, воздушные шары будут управляться рулём (с. 162).



Одновременно с боями между воздушными шарами и аэропланами… будет идти и перестрелка, поддерживаемая полевыми орудиями и гранатами. Летательные машины будут наскакивать друг на друга, доколе аэронавты не начнут задыхаться в разреженном воздухе и кровь не выступит у них из-под ногтей, а стрелки́ внизу, прикрыв рукою глаза от солнца, станут всматриваться в кружение воздушных полчищ. Но вот одни летательные машины пустятся в дикую погоню за вражескими… Внезапный залп из орудий попытается приостановить погоню и разогнать врагов… (с. 165).

Очень похоже на сценарий мультяшной войны.



Затем, переведя взор читателя с небес и суши на море, Уэллс ставит жирный крест на возможности военного использования подлодок:

…Как ни напрягаю своего воображения, оно ничего другого мне не рисует кроме погибели подводных судов от асфиксии, если их вздумают употреблять в открытом море. Самый уже факт пребывания в таком судне под водою более или менее долго повлечёт за собою физическое расстройство, которое повлияет на экипаж деморализующим образом. Самый мужественный человек, обречённый вдыхать в себя угольную кислоту и пары, насыщенные машинными маслами, под давлением четырёх, если не больше, атмосфер, превратится в жалкое ничтожество. <…> И когда ваша лодка вздумает высунуться на поверхность воды, ваш противник не преминет в направлении пущенных вами пузырей выдвинуть таран или накинуть на вас цепь с крючьями либо сеть (с. 169).

Рисуется забавная картина: в предрассветном тумане британские дредноуты, оснащённые селёдочными сетями, выходят в Северное море на ловлю германских субмарин. «Тятя! тятя! наши сети…» — «А неча пузыри пускать!» Примерно на таком уровне «предсказание».

В реальности всё происходило по-другому. В августе 1914 года немцы отправили в крейсерство по Северному морю свои девственно невинные подлодки, ещё не имея опыта применения их в бою. Но уже 5 сентября немецкая «U21» атаковала и потопила британский крейсер «Патфайндер». А 22 сентября «U9» ликвидировала сразу три броненосных крейсера: «Хог», «Абукир» и «Кресси». В октябре, потопив для начала русский крейсер «Паллада», немецкие подлодки отправили на дно британские суда: крейсер «Хок», субмарину «Е-3», пароходы «Глитра» и «Адмирал Гантом», затем — туда же — гидроавианосец «Гермес». В ноябре немецкий гросс-адмирал А. фон Тирпиц поставил перед Адмиральштабом вопрос о полной блокаде подводными лодками Британских островов. К началу 1915 года Германия имела в составе флота 39 подлодок, которые устроили у берегов Британии настоящую бойню: в марте было потоплено 29 судов, в апреле — 33 судна (см.: Махов С.П. и др. Тайны подводной войны. 1914–1945. М., 2012. С. 9–10).



А впереди ещё было три с половиной года войны!.. Что думал тогда о своих «Предсказаниях» Уэллс? Да какая разница? Гонорары за все переиздания (в том числе и 1914 года) получены. И воюет не сам знаменитый писатель, а «здоровое и бодрое население». Хорошо он сказал:

…Война, словно быстрыми ударами молота, выкует для общества, лучше подготовленного, тот же результат, к которому медленно клонится мирная эволюция. Вместо физиологических отправлений, сложных реакций и медленного всасывания, война, на манер хирургического ножа, упростит и ускорит течение здоровых жизненных процессов. Закон, управляющий будущностью человечества, таким образом, намечается вполне явственно (с. 176–177).

Вас что-то беспокоит, читатель? Замучили физиологические отправления? Реакции слишком сложны? Достало медленное всасывание?.. Универсальное средство — хирургический нож войны! Нож этот в ХХ веке зазубрился от кровавой работы, но и поныне упорно рвётся «исцелять» человечество.

А если совсем серьёзно, то, рассуждая о виновниках войны, называя имена честолюбивых полоумных монархов, недалёких политиков, мастеров подковёрной дипломатии, карьеристов-военных, ненасытных буржуев-капиталистов и т.п., очень часто забывают таких апологетов и пропагандистов войны, как иные виртуозы пера.



Обчитавшийся радужных предсказаний Уэллса Валерий Брюсов 8 августа 1914 года (кровь людская уже лилась, хотя ещё не багровой рекой, но говорливым ручейком) писал в воинственной эйфории:

Не вброшены ль в былое все мы
Иль в твой волшебный мир, Уэллс?
Не блещут ли мечи и шлемы
Над стрелами звенящих рельс?
Как будто рыцарские тени,
В лучах прожекторов, опять
Летят на буйный пир сражений
Торжествовать и умирать!

И сквозь налёт ночных туманов,
Как призраки иных веков,
Горят глаза аэропланов
Над светом вражеских костров.

              Валерий Брюсов. Наши дни


«Волшебный мир»? И «пир сражений»?

Ну-ну!
Автор: Вячеслав Мешков

Из комментариев:
Юлия Семёнова: Уважаемый автор - но точно ли Герберта Уэллса имел в виду Брюсов? Смотрите, речь идёт о "былом" и "волшебном мире", затем мелькают мечи, шлемы, стрелы, тени, призраки... Быть может, вовсе не Герберта нашего Уэллса (Wells) хотел назвать поэт, а... Уэльс (Wales, в более архаичном русском написании Валлис)? Ведь артуровский цикл, где можно найти наибольшую концентрацию мечей, шлемов и рыцарей, относится именно к валлийской литературе. Интересно, что другой поэт, Маяковский, так и прочитал это стихотворение и, уничижительно цитируя его в статье "Война и язык" (написанной в 1914, как и стихотворение Валерия Яковлевича "Наши дни"), самовольно переиначил: "Твой волшебный мир, Уэльс!" И действительно ведь - футурологическое будущее Уэльса гораздо с меньшим правом можно назвать "волшебным", чем кельтские легенды, да и стихотворение апеллирует больше к прошлому, "былому", в частности, в следующей строфе вспоминаются события и персонажи французской "Песни о Роланде". В других стихах Брюсова можно найти и юго-запад Великобритании (1923: "День Флориды - ночь Уэльса"), и английского коллегу-писателя (1919: "Уэллс, Джек Лондон, Леру и сотни / Других плели вам небылицы"). Вопрос тут не столько к автору статьи, сколько к специалистам по Брюсову - а верно ли мы его прочитываем и переиздаём?

Вячеслав Мешков 3 июля 2013 г., 16:20:
    Дорогая Юлия!
    Валерий Брюсов прекрасно понимал, что такое Уэллс (Wells) и что такое Уэльс (Wales). И если он написал «Уэллсъ», то, конечно же, имел в виду писателя, а не субъект Соединённого Королевства. Обилие средневековых военных атрибутов в стихотворении объясняется тем, что большинство европейских обывателей (к числу которых относились и поэты), одурманенных милитаристской пропагандой, были уверены, что новая война будет вестись цивилизованными, «рыцарскими» методами. Как жестоко они ошиблись!
    Вы говорите, что «стихотворение апеллирует больше к прошлому, "былому"». Но в том-то и суть, что поэт сталкивает в нём прошлое, настоящее и будущее, что чёрным по белому пропи-сано в одной из опущенных мною строф:

    А мерно с Эйфелевой башни
    Летит неслышимая речь,
    Чтоб всё, что ведал день вчерашний,
    Для будущих времён сберечь.

    (В 1906 году на башне была размещена радиостанция).
    Ну, а дальше идут «Ротационные машины…» и т. д.
    Княжеством Уэльс здесь и не пахнет. А вот тень автора «Машины времени» Г.Дж. Уэллса, несомненно, присутствует.

    P. S. Маяковский, которого Вы, Юлия, вспомнили, вряд ли может выступать в этом деле арбитром. Он великий поэт, но в его публицистике неверное цитирование – обычное дело. В ноябре того же 1914 года появилась статья Маяковского «Штатская шрапнель (Поэты на фуга-сах)», в которой он пишет:

    «Ведь о войне писал каждый.
    Пример:
    Мой дядя самых честных правил,
    Когда не в шутку занемог,
    Он уважать себя заставил
    И лучше выдумать не мог.

    Свистел булат, картечь визжала,
    Рука бойцов колоть устала,
    И ядрам пролетать мешала
    Гора кровавых тел.

    Отбросьте крошечную разницу ритма, и оба четверостишия одинаковы. Покойный размер. Равнодушный подход. Неужели между племянничьим чувством и бьющим ощущением сраже-ний нет разницы. Прямо хочется крикнуть: "Бросьте, Александр Сергеевич, войну, это вам не дядя!"»

    А нам хочется, если не крикнуть, то хотя бы прошепелявить: «Бросьте, Владимир Влади-мирович, про войну – это Вам не Александр Сергеевич, а Михаил Юрьевич!»
    И, кстати, булат не свистел, а звучал.
    «Волшебный мир» и «пир сражений»…

Вячеслав Мешков 4 июля 2013 г., 13:35:

    Окончание

    А вообще-то, Юлия, я Вас понимаю: хочется сказки, «волшебного мира», где рыцари,
    мечи и шлемы (да и коварный Брюсов знал, на что ловить Прекрасных дам – стихами
    в стиле «милитари»).

    Скажу больше: мне, как и Вам, вспомнилось ещё нечто «валлийское» – чудо-фильм
    «31 июня» по повести Дж.Б.Пристли, его актёры, музыка, песни… И такой диалог:

    Мелисента: Я живу в двенадцатом веке. Но в самом конце!
    Сэм: А я – в двадцать первом. Но в самом начале.
    – Это хорошо, что в начале.
    – Почему?
    – Всё-таки поближе…

Дополнение: это сокращённая глава из двухтомника Вячеслава Мешкова «Роковая война России», который вышел в 2014 году. Книгу можно приобрести в Ассортиментном кабинете РГБ (открытая дверь сразу налево от главного входа, до турникетов) или заказать почтой.



Другие главы: Крах конного блицкрига | Мясо пушечное | Пушки, розы и ратный труд | Августовские пушки, или О пользе чтения книг по истории войн | Разведка и контрразведка «до» и «во время»… | Кто виноват? Ответ господина Сазонова герру Гогенцоллерну | Русское «ничего» и послы Антанты | Интеллигенция и война | «Средь мук и стонов…» Медико-санитарная служба | «След оставляя пенный…» Балтийский флот в Первой мировой | 1915. «То беженцы... Их жалкая орда...»
Зафрендить Ленинку?
Tags: дискуссия у нас тут началась, доступ к оцифровкам, зарубежная литература, представляем книгу, современная литература, списки литературы
Subscribe

Posts from This Journal “списки литературы” Tag

  • Угадайка-2. Что, опять?

    Две недели назад мы вдоль и поперёк изучили эту картинку, и всё же её возможности не исчерпаны! На этот раз предлагаю дополнить букет. Кто добавит…

  • Знакомьтесь ближе: чудо-форзацы

    В середине марта в нашем Музее книги закрылась выставка форзацев в русском книгоиздании XVIII–XIX века. После неё остались фотографии и…

  • Читайте. Перечитывайте.

    Главные книги Стивена Хокинга: Другие книги Стивена Хокинга на русском языке: Хокинг, Стивен (1942-). Крупномасштабная структура…

  • Правильный подарок

    В большом и воинственном сообществе (и не только там) главную библиотеку упрекнули за то, что её сотрудники неправильно, идеологически невыдержанно…

  • Книга на выходные: заговор бородолюбов

    Масальский, Константин Петрович (1802–1861). Бородолюбие : Исторические сцены из времён Петра Великого. Часть 1-2. — Санкт-Петербург…

  • Книга лучше? 40 фильмов 2017 года для любителей чтения

    Вы уже составили себе план походов в кино и домашних сеансов на 1–8 января? Проверьте, все ли свежие экранизации и вообще фильмы 2017 года,…

  • Вечер с Бальмонтом

    То, что я вот сейчас здесь учиняю, против традиций и не по правилам. Во-первых, о солнечно-огненном Бальмонте лучше вспоминать в тёплом ярком июне, в…

  • Большие книги

    Чертог сияет! Дом Пашкова заранее расцвечен: послезавтра в нём Большое Событие — церемония вручения премии «Большая книга». В…

  • Книги на выходные: что читать о Евпатии Коловрате

    Где честная могила Евпатия — Знают ясные зоря с курганами, Знала старая песня про витязя, Да и ту унесло ветром-вихорем... Мей, Лев…

Buy for 10 tokens
В Ивановском зале РГБ — новая экспозиция «Император Александр II. Воспитание просвещением». Сначала она рассказывает о том, как наследника российского престола воспитывали на идеях гуманизма и формировали его государственные взгляды. Александр Николаевич, великий князь и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments