leninka_ru (leninka_ru) wrote,
leninka_ru
leninka_ru

К 100-летию Первой мировой войны. Августовские пушки, или О пользе чтения книг по истории войн


Такман Б. Августовские пушки / Пер. с англ. [и предисл.] О.Касимова. — М.: Мол. гвардия, 1972. — 496 с. : ил.

Такман Б. Августовские пушки
/ Пер. с англ. А.Милюкова. —
М.: Астрель, 2012. — 571 с.

Заказать в электронном каталоге РГБ

Иду — и думаю о разном,
Плету на гроб себе венок,
И в этом мире безобразном
Благообразно одинок.

Но слышу вдруг: война, идея,
Последний бой, двадцатый век.
И вспоминаю, холодея,
Что я уже не человек,

А судорога идиота,
Природой созданная зря…
                            Георгий Иванов


Замечательный поэт Серебряного века и первой волны русской эмиграции Георгий Иванов не был долгожителем, но на его долю, как и на долю многих людей его поколения, выпало испытать и безумие Первой мировой войны, и ужасы революции и Гражданской войны в России, и сюрреализм изгнания, и годы под железной пятой нацистов, и начало ядерного противостояния двух сверхдержав в годы холодной войны. Умер поэт в доме престарелых на юге Франции незадолго до Карибского кризиса, когда весь мир несколько дней висел на волоске по-над бездной.

Накануне тех угрожающе-драматичных событий октября 1962 года в Соединённых Штатах Америки вышла книга, которая — и теперь это абсолютно ясно! — сыграла поистине судьбоносное значение в новейшей истории человечества. Книга эта — «Августовские пушки» — написана женщиной: членом Американской лиги писателей и Американской ассоциации историков Барбарой Такман. Обладая великолепным литературным даром, вполне в духе Ф.Кафки, она наглядно, шаг за шагом показала, как события могут выйти из-под контроля людей, как в канун фатального августа 1914 года государственные деятели ведущих европейских стран, следуя ирреальной логике, «с самыми добрыми намерениями» втянули мир в кровавую бойню.

Написанная на редкость увлекательно книга, получившая премию Пулитцера, приковала к себе на Западе пристальное внимание, она выдержала много изданий на разных языках. Но лишь спустя десятилетие, в 1972 году, книга была издана в Советском Союзе. Впоследствии, уже в новой России вышло ещё два различных издания. В последнем из них — 2012 года — по словам издательства, «все цензурные купюры восстановлены, ошибки перевода исправлены». Кроме того, в книгу включено предисловие Барбары Такман к американскому переизданию 1988 года, в котором обнаруживаются интересные вещи. Оказывается, Барбара, родившаяся 30 января 1912 года в Нью-Йорке, в начале августа 1914 года стала свидетельницей боевых действий только что разразившейся мировой войны, что в свою очередь объясняет её неравнодушие к этой, казалось бы, не слишком женской теме:

Домой я возвратилась с желанием написать книгу о прорыве «Гебена», немецкого крейсера, который, ускользнув от погони англичан в Средиземном море, достиг Константинополя и вовлёк Турцию и всю Османскую империю в войну, определив ход истории Ближнего Востока на десятилетия вперёд. «Гебен» представлялся мне естественным выбором, поскольку он был частью нашей семейной истории, к которой я приобщилась в возрасте двух лет. Моя семья вместе со мной пересекала Средиземное море, направляясь в Константинополь, где мой дед состоял послом США при Оттоманской Порте. В кругу нашей семьи часто вспоминали, как пассажиры с палубы видели клубы дыма, как один корабль наскакивал на два других и как «Гебен» прибавил ход и скрылся; по прибытии в Константинополь мы оказались первыми, кто поставил чиновников и дипломатов в известность об этом морском бое. Моя мать вспоминала и о продолжительном допросе, которому её подверг посол Германии, не позволяя сойти на берег и обнять отца; с её слов я составила своё первое впечатление о немецкой манере общения (2012. С. 8–9).

В таком случае становится понятней, почему Б.Такман выбрала в качестве эпиграфа к своей книге такие слова:

Человеческое сердце — вот источник всего, что имеет отношение к войне.
                            Мориц Саксонский. Теория военного искусства (1732)


Там же, в предисловии 1988 года (незадолго до смерти) Барбара Такман вспоминает свой давний, неожиданный для неё, но вполне заслуженный триумф:

Клифтон Фейдимен так отозвался о «Пушках» в бюллетене «Книга месяца»: «С громкими словами надо быть осторожнее; тем не менее есть шанс, что “Августовские пушки” могут со временем стать исторической классикой. Работе присущи едва ли не фукидидовские добродетели: глубина, краткость, масштабность. Посвящённая краткому периоду непосредственно до и сразу после начала Первой мировой войны, эта книга, как и “История” Фукидида, выходит за свои пределы и за заявленные рамки повествования. В своей жёсткой, “скульптурной” стилистике эта книга фиксирует те моменты, которые породили наше нынешнее время. Она оценивает наши страхи в долгосрочной перспективе, утверждая, что если большинство мужчин, женщин и детей в мире в скором времени окажутся распылёнными на атомы, произойдёт это, как ни поразительно, вследствие артиллерийской канонады в августе 1914 года. Быть может, я упрощаю, но именно таков авторский посыл, преподносимый без истерик и оттого ещё более жуткий. Книга утверждает, что тупик “страшного августа” определил весь дальнейший ход войны и условия мира, сформировал проблемы межвоенного периода и привёл в итоге к новой войне» (c. 10).

В своё время мы ещё вернёмся к книге. А пока обратимся к любопытному предисловию к ней, написанном в начале 1970-х её переводчиком О.Касимовым (такой псевдоним выбрал себе известный советский историк, американист, публицист, которому не кто иной, как высшее руководство КГБ СССР предложило — скажем так — подготовить русский перевод бестселлера Барбары Такман). Далее все цитаты по изданию 1972 года.

Бурный успех книги «Августовские пушки» объясняется ещё одним обстоятельством, пожалуй решающим. Книга, разумеется, чисто случайно появилась на витринах магазинов накануне конфронтации между США и СССР в октябре 1962 года и имела выдающегося читателя — Джона Ф.Кеннеди.

    Президента Соединенных Штатов Д.Кеннеди, когда он прочёл эту книгу, поразил необратимый лавинообразный процесс сползания к войне в условиях острого международного кризиса. Один из исследователей нового раздела в теории международных отношений «кризисной дипломатии», американский профессор О.Холсти заметил: осенью 1962 года «президент читал книгу Б. Такман “Августовские пушки”, рассказ о первом месяце Первой мировой войны. Книга произвела на него сильнейшее впечатление, ибо она показывает, как просчёты и неверные представления оказали воздействие на ход событий в 1914 году. Кеннеди часто ссылался на принятие решений, приведших к Первой мировой войне, как на классический случай типичных ошибок, которых следует избегать в век ядерного оружия. Обсуждая, например, через несколько недель после его завершения кризис в бассейне Карибского моря (в октябре 1962 года), он утверждал: если припомнить историю нынешнего столетия, когда первая мировая война, в сущности, разразилась в результате ложной оценки другой стороны... тогда чрезвычайно трудно выносить суждения в Вашингтоне относительно того, к каким результатам в других странах приведут наши решения».

    Общеизвестно, что в октябре 1962 года произошел процесс, противоположный случившемуся в августе 1914 года, — деэскалация международного кризиса (С. 6. О.Касимов. Необходимое предисловие).


Далее О.Касимов делает необходимое для своего времени и места уточнение:

Это в первую очередь заслуга внешней политики Советского Союза, последовательно отстаивавшего дело мира. В этом, помимо прочего, сказалось влияние на международной арене социалистического государства, когда оно выступило стороной в урегулировании опаснейшего напряжения. Иное дело август 1914 года, когда партнёрами и противниками были только империалистические государства, эскалация сараевского убийства в считанные недели ввергла мир в пучину войны.

    Кеннеди совершенно не видел этого различия, полагая, что уроки 1914 года без малейших изменений пригодны для всех времён и всех без изъятия государств (С. 6–7. О.Касимов. Необходимое предисловие).


Характерно, что О.Касимов даже не упомянул советского оппонента Джона Кеннеди — первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета министров СССР Н.С.Хрущёва (в брежневскую «застойную» эпоху на этом имени стояло табу). Никита Хрущёв, вероятней всего, даже понаслышке не был знаком с книгой Барбары Такман, но ему хватило мужицкого ума не показать американцам «кузькину мать», а нажать на тормоза. 26 октября 1962 года утром Хрущёв послал Кеннеди письмо, которое закончил фразой: «Нам с вами не следует сейчас тянуть за концы верёвки, на которой вы завязали узел войны». На следующий день, в «чёрную субботу» 27 октября, когда мир был уже в полушаге от глобальной ядерной катастрофы, советский лидер внёс предложения по урегулированию, которые президент США, к счастью для всех, принял.

О.Касимов приводит также свидетельство Т.Соренсена, человека близкого и влиятельного при дворе Кеннеди: ещё будучи студентом Гарвардского университета, Джон прослушал курс о причинах Первой мировой войны. Он говорил, что курс заставил его понять, «с какой быстротой государства, относительно незаинтересованные, за несколько дней погрузились в войну». Их лидеры говорили (как заявляют ныне их преемники), что военная мощь способствует сохранению мира, однако одна эта мощь не сработала. В 1963 году Кеннеди любил приводить обмен репликами в 1914 году между двумя германскими руководителями о причинах и расширении той войны. Бывший канцлер спрашивал: «Как же это случилось?», а его преемник отвечал: «Ах, если бы знать!»

Если нашей планете, — говорил Кеннеди, — когда-либо суждено быть опустошенной ядерной войной и если выжившие в этом разрушении смогут преодолеть огонь, отравление, хаос и катастрофу, мне бы не хотелось, чтобы один из них спросил другого: «Как же это случилось?» и получил невероятный ответ: «Ах, если бы знать!»

    Таков в общих чертах генезис популярности книги, удивительная своевременность обращения в наши дни к событиям, казалось бы, не очень близкого прошлого — августу 1914 года (С. 7. О.Касимов. Необходимое предисловие).


Полвека минуло после Карибского кризиса, почти столетие — с начала Первой мировой войны. Где выстрелит Гаврило Принцип XXI века — в том же Сараево? в Косово? в Дамаске?.. И вот уже из засушливой Сирии пахнуло влажным и душным, солёным и грозовым карибским ветром…

Ясно одно: после новой мировой катастрофы спросить «Как же это случилось?» будет просто некому.

Не станет ни Европы, ни Америки,
Ни Царскосельских парков, ни Москвы —
Припадок атомической истерики
Всё распылит в сияньи синевы.

Потом над морем ласково протянется
Прозрачный, всепрощающий дымок...
И Тот, кто мог помочь и не помог,
В предвечном одиночестве останется.
              Георгий Иванов

Автор: Вячеслав Мешков

Содержание издания 2012 года

    Предисловие к изданию 1988 года
    От автора
    Глава 1. Похороны
    Планы
    Глава 2. «Пусть крайний справа коснётся рукавом пролива...»
    Глава 3. Тень Седана
    Глава 4. «Один английский солдат…»
    Глава 5. Русский «паровой каток»
    Начало
    Начало
    Глава 6. 1 августа, Берлин
    Глава 7. 1 августа, Париж и Лондон
    Глава 8. Ультиматум в Брюсселе
    Глава 9. «Мы вернёмся домой до начала листопада»
    Битва
    Глава 10. «Гебен»: «…Враг бежал»
    Глава 11. Льеж и Эльзас
    Глава 12. Путь британских экспедиционных сил на континент
    Глава 13. Самбра и Маас
    Глава 14. Разгром: Лотарингия, Арденны, Шарлеруа, Монс
    Глава 15. «Казаки!..»
    Глава 16. Танненберг
    Глава 17. Пожары Лувена
    Глава 18. Голубые воды, блокада и нейтралитет
    Глава 19. Отступление
    Глава 20. Париж — фронтовой город
    Глава 21. Клук повернул
    Глава 22. «Господа, мы будем сражаться на Марне»
    Послесловие
    Необходимое примечание




Дополнение: это сокращённая глава из двухтомника Вячеслава Мешкова «Роковая война России», который вышел в 2014 году. Книгу можно приобрести в Ассортиментном кабинете РГБ (открытая дверь сразу налево от главного входа, до турникетов) или заказать почтой.

Другие главы: Крах конного блицкрига | Мясо пушечное | Твой волшебный мир, Уэллс! | Пушки, розы и ратный труд | Разведка и контрразведка «до» и «во время»… | Кто виноват? Ответ господина Сазонова герру Гогенцоллерну | Русское «ничего» и послы Антанты | Интеллигенция и война | «Средь мук и стонов…» Медико-санитарная служба | «След оставляя пенный…» Балтийский флот в Первой мировой | 1915. «То беженцы... Их жалкая орда...»
Также смотрите на эту тему в нашем журнале: Кавказский фронт Первой мировой войны

Зафрендить Ленинку?
Tags: зарубежная литература, представляем книгу, современная литература
Subscribe

Posts from This Journal “зарубежная литература” Tag

promo leninka_ru december 25, 16:01 107
Buy for 10 tokens
Вы уже составили себе план походов в кино и домашних сеансов на 1–8 января? Проверьте, все ли свежие экранизации и вообще фильмы 2017 года, связанные с книгами и литературой, вы успели посмотреть. Кто был в роли зрителя — обращайтесь к книгам, читатели книг — включайте кино и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments