leninka_ru (leninka_ru) wrote,
leninka_ru
leninka_ru

Русское «ничего» и послы Антанты. Часть 1

К 100-летию Первой мировой войны

Рукой Всевышнего хранима,
Навстречу грянувшей грозе
Идёшь ты, Русь, неколебима
По мировой твоей стезе.

Страна народа-исполина,
молись, великая страна,
Чтоб ветер Вены и Берлина
Завеял наши знамена.

Но если Бог принять нам первым
К себе лихих гостей судил,
Поля российские безмерны, —
Там хватит места для могил.

Заря родного небосклона
Зовёт надменного врага,
И рок, что ждал Наполеона,
Влечёт их в русские снега.

Сергей Кречетов. На мирном пути
1914

Из Дневника Николая II[1]:

Дневники императора Николая II19-го июля[2]. Суббота.

Утром были обычные доклады.

После завтрака вызвал Николашу и объявил ему о его назначении верховным главнокомандующим впредь до моего приезда в армию. Поехал с Аликс в Дивеевскую обитель.

Погулял с детьми. В 6½ поехали ко всенощной. По возвращении оттуда узнали, что Германия нам объявила войну. Обедали: Ольга А[лександровна], Дмитрий и Иоанн (деж.). Вечером приехал англ. посол Buchanan с телеграммой от Georgie. Долго составлял с ним вместе ответ. Потом видел ещё Николашу и Фредерикса. Пил чай в 12¼.

[1] См.: Дневники императора Николая II / [Сост., коммент., примеч., перечень имён, список сокр. В.П.Козлова и др.; Общ. ред. и предисл. К.Ф.Шацилло. — М.: Польско-сов. изд.-полигр. о-во «Орбита». Моск. фил., [1992]. — 736 с., [10] л. ил.; 22 см. — Имеется электронная копия. — ISBN 5-85210-024-2 (В пер.): — Б.ц.

[2] По старому стилю. 1 августа 1914 года — по новому. — В.М.

(И вновь, хотя бы в скобках, не можем не высказаться по поводу саркастических выпадов в адрес Николая II в связи с его дневниками. Куражились советские историки, отводят душу и некоторые нынешние…

В своё время ещё больше досталось Людовику ХVI, который также вёл личный дневник, занося в него заурядные бытовые события, сообщения о своих охотничьих трофеях и т.п. Известно, что 14 июля 1789 года, в день взятия Бастилии, Людовик оставил запись в одно слово: «Ничего».

Николай II и его семья, пока ещё живые, пилили дрова в морозном Тобольске, когда Максимилиан Волошин посвящал Марине Цветаевой диптих «Две ступени»...

«14 juillet 1789. — Riens».

Journal de Louis XVI[3]

…………………………………………..

Бастилия взята. Предместья торжествуют.
На пиках головы Бертье и де Лоней.
И победители, расчистив от камней
Площадку, ставят столб и надпись: «Здесь танцуют».

Король охотился с утра в лесах Марли.
Борзые подняли оленя. Но пришли
Известья, что мятеж в Париже. Помешали…

Сорвали даром лов. К чему? Из-за чего?
Не в духе лёг. Не спал. И записал в журнале:
«Четыр-надца-того и-юля. — Ни-чего».

Максимилиан Волошин
Из стихотворения «Взятие Бастилии»
12 декабря 1917

[3] «14 июля 1789. — Ничего». Дневник Людовика ХVI (фр.). В этот день была взята Бастилия.

Но как звучало это «Ничего» в мозгу Людовика? Может быть, как… тихий ужас?..

Тайна русского слова «ничего» волновала «железного канцлера» Бисмарка. Об этом нам поведал блогер С.Э.Цветков в посте «Бисмарк и Россия»:

Почти три года своей жизни (1859–1862) Отто Бисмарк фон Шёнхаузен провел в Петербурге на должности посланника прусского короля. Он усердно изучал русский язык, но держал это в тайне… Он никак не мог постигнуть значение слова «ничего».

Проникнуть в тайну русского «ничего» помог ему один случай. Однажды Бисмарк нанял ямщика, но усомнился, что его лошади могут ехать достаточно быстро. «Ничего-о!» — отвечал ямщик и понесся по неровной дороге так бойко, что Бисмарк забеспокоился: «Да ты меня не вывалишь?» «Ничего!» — отвечал ямщик. Тут сани опрокинулись, и Бисмарк полетел в снег, до крови разбив себе лицо. В ярости он замахнулся на ямщика стальной тростью, а тот загрёб ручищами пригоршню снега, чтобы обтереть окровавленное лицо Бисмарка, и всё приговаривал: «Ничего... ничего-о!» Впоследствии Бисмарк заказал кольцо из этой трости с надписью латинскими буквами: «Ничего!» И признавался, что в трудные минуты он испытывал облегчение, говоря себе по-русски: «Ничего!» Когда «железного канцлера» упрекали за слишком мягкое отношение к России, он отвечал: «В Германии только я один говорю “ничего!”, а в России — весь народ».

«Германия нам объявила войну»... «Приехал английский посол»… «Пил чай в 12¼»… Николай II понимал русский никак не хуже Бисмарка. В полночь на 20-е июля он пил чай, устремив невидящий взор куда-то сквозь стены, убеждая себя мысленно: «Ничего... Ничего!»…)

20-го июля. Воскресенье.

Хороший день, в особенности в смысле подъёма духа. В 11 час. поехал с Мари и Анастасией к обедне. Завтракали одни. В 2¼ отправились на «Александрии» в Петербург и на карете прямо в Зимний дв. Подписал манифест об объявлении войны. Из Малахитовой прошли выходом в Николаевскую залу, посреди кот. был прочитан маниф. и затем отслужен молебен. Вся зала пела «Спаси, Господи» и «Многая лета».

Сказал несколько слов. При возвращении дамы бросились целовать руки и немного потрепали Аликс и меня. Затем мы вышли на балкон на Александровскую площадь и кланялись огромной массе народа. Около 6 час. вышли на набережную и прошли к катеру через большую толпу из офицеров и публики. Вернулись в Петергоф в 7¼. Вечер провели спокойно.

Манифест 20 июля 1914 года в «Петербургской газете»БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ
МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
император и самодержец Всероссийский,
Царь польский, Великий князь Финляндский,
и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем всем верным Нашим подданным:

Следуя историческим своим заветам, Россия, единая по вере и крови со славянскими народами, никогда не взирала на их судьбу безучастно. С полным единодушием и особою силою пробудились братские чувства русского народа к славянам в последние дни, когда Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо неприемлемые для державного государства требования.

Презрев уступчивый и миролюбивый ответ Сербского правительства, отвергнув доброжелательное посредничество России, Австрия поспешно перешла в вооружённое нападение, открыв бомбардировку беззащитного Белграда.

Вынужденные, в силу создавшихся условий, принять необходимые меры предосторожности, Мы повелели привести армию и флот на военное положение, но, дорожа кровью и достоянием Наших подданных, прилагали все усилия к мирному исходу начавшихся переговоров.

Среди дружественных сношений, союзная Австрии Германия, вопреки Нашим надеждам на вековое доброе соседство и не внемля заверению Нашему, что принятые меры отнюдь не имеют враждебных ей целей, стала домогаться немедленной их отмены и, встретив отказ в этом требовании, внезапно объявила России войну.

Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную родственную Нам страну, но оградить честь, достоинство, целость России и положение её среди Великих Держав. Мы непоколебимо верим, что на защиту Русской Земли дружно и самоотверженно встанут все верные Наши подданные.

В грозный час испытания да будут забыты внутренние распри. Да укрепится ещё теснее единение Царя с Его народом, и да отразит Россия, поднявшаяся, как один человек, дерзкий натиск врага.

С глубокою верою в правоту Нашего дела и смиренным упованием на Всемогущий Промысел, Мы молитвенно призываем на Святую Русь и доблестные войска Наше Божие благословение.

Дан в Санкт-Петербурге, в двадцатый день июля, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, Царствования же Нашего в двадцатое.

На подлинность Собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою подписано: НИКОЛАЙ.

Великая война 1914 года: Худож. летопись войны. Пг., 1914.

К народу вышел Государь.
И пред своим Вождём Державным
Толпа одним движеньем плавным
В одном стремленьи пала ниц…
И миг сей, созданный толпою,
О Русь, останется одною
Из исторических страниц…

Царь говорил — и это Слово
Всегда звучать нам будет снова
В минуты скорби и тоски,
А тот, кто слышал эти речи,
Не сгорбит побеждённо плечи
До гробовой доски…

«Мир заключён не будет Мною,
Покоя Я врагу не дам,
Пока он вновь не будет там,
За пограничною чертою...»

И залы Зимнего Дворца
«Ура» как громом огласились.
Дрожали стёкла, и сердца
Восторгом трепетным забились!

………………………….

Толпа как море бушевала,
Безумной храбростью горя,
И с умиленьем повторяла
Слова Российскаго Царя…

Князь Владимир Павлович Палей.
Из стихотворения «Речь Государя»
Петербург. 1914

22-го июля. Вторник.

Вчера Мама приехала в Копенгаген из Англии через Берлин. С 9 ½ до часа непрерывно принимал. Первым приехал Алек, кот. с большими возвратился из Гамбурга затруднениями и едва доехал до границы. Германия объявила войну Франции и направляет главный натиск на неё.

У меня были доклады: Горемыкина, Сухомлинова и Сазонова. Кирилл был деж.

23-го июля. Среда.

Утром узнал добрую весть: Англия объявила войну Германии за то, что последняя напала на Францию и самым бесцеремонным образом нарушила нейтралитет Люксембурга и Бельгии.

Лучшим образом с внешней стороны для нас кампания не могла начаться. Принимал всё утро и после завтрака до 4 час. Последним у меня был франц. посол Палеолог, приехавший официально объявить о разрыве между Францией и Герм[анией]. Погулял с детьми. Мордвинов (деж.) завтракал и обедал. Вечер был свободный.

24-го июля. Четверг.

Сегодня Австрия, наконец, объявила нам войну. Теперь положение совершенно определилось. С 11 ½ на Ферме у меня происходило заседание Совета министров. Аликс утром ходила в город и вернулась с Викторией и Эллой. Кроме них завтракали: Костя и Мавра, только что вернувшиеся из Германии и тоже, как Алек, с трудом проехавшие через границу. Целый день шёл тёплый дождь. Погулял. Виктория и Элла обедали и затем уехали в город.

БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ
МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
император и самодержец Всероссийский,
Царь польский, Великий князь Финляндский,
и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем всем верным Нашим подданным:

Немного дней тому назад Манифестом Нашим оповестили Мы русский народ о войне, объявленной нам Германией.

Ныне Австро-Венгрия, первая зачинщица мировой смуты, обнажившая посреди глубокого мира меч против слабейшей Сербии, сбросила с себя личину и объявила войну не раз спасавшей её России.

Силы неприятеля умножаются: против России и всего славянства ополчились обе могущественные немецкие державы. Но с удвоенною силою растёт навстречу им справедливый гнев мирных народов, и с несокрушимой твёрдостью встаёт пред врагом вызванная на брань Россия, верная славным преданиям своего прошлого.

Видит Господь, что не ради воинственных замыслов или суетной мирской славы подняли Мы оружие, но, ограждая достоинство и безопасность Богом хранимой Нашей Империи, боремся за правое дело. В предстоящей войне народов Мы не одни: вместе с Нами встали доблестные союзники Наши, также вынужденные прибегнуть к силе оружия, дабы устранить, наконец, вечную угрозу германских держав общему миру и спокойствию.

Да благословит Господь Вседержитель Наше и союзное Нам оружие, и да поднимется вся Россия на ратный подвиг с железом в руках, с крестом в сердце.

Дан в Санкт-Петербурге, в 26 день июля, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, Царствование же нашего в двадцатое.

На подлинном Собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою подписано: «НИКОЛАЙ».

Великая война 1914 года: Худож. летопись войны. Пг., 1914.

Лица эпохи:
Послы Антанты: Бьюкенен и Палеолог

Осип Мандельштам. Петербургские строфы

Осип Мандельштам

Из стихотворения «Петербургские строфы»
1913

Речь пойдёт о двух посланниках «Сердечного согласия» — Антанты, выполнявших свою миссию в российской столице накануне и во время мировой войны: сэре Джордже Уильяме Бьюкенене (1854, Копенгаген[4] – 1924, Лондон) и Жорже Морисе Палеологе (1859, Париж – 1944, Париж), двух коллегах и давних приятелях (до России они были послами в Болгарии). Если включиться в игру «Найди десять отличий», то отличия между этими господами, пожалуй, найдёшь, но гораздо больше у них общего. И тот и другой, отстаивая интересы соответственно Великобритании и Франции, способствовали вовлечению России в мировую войну, каждый пытался постоянно оказывать давление на царя и российское правительство с целью максимальной активизации военных действий Русской армии.

[4] Потомственный дипломат родился в семье сэра Эндрю Бьюкенена, бывшего тогда посланником Великобритании в Дании.

Окончание здесь.

Автор: Вячеслав Мешков

Дополнение: это сокращённая глава из двухтомника Вячеслава Мешкова «Роковая война России», который вышел в 2014 году. Книгу можно приобрести в Ассортиментном кабинете РГБ (открытая дверь сразу налево от главного входа, до турникетов) или заказать почтой.

Другие главы: Крах конного блицкрига | Мясо пушечное | Твой волшебный мир, Уэллс! | Пушки, розы и ратный труд | Августовские пушки, или О пользе чтения книг по истории войн | Разведка и контрразведка «до» и «во время»… | Кто виноват? Ответ господина Сазонова герру Гогенцоллерну | Интеллигенция и война | «Средь мук и стонов…» Медико-санитарная служба | «След оставляя пенный…» Балтийский флот в Первой мировой | 1915. «То беженцы... Их жалкая орда...»
Также смотрите на эту тему в нашем журнале: Кавказский фронт Первой мировой войны

Tags: зарубежная литература, представляем книгу, современная литература, списки литературы
Subscribe

Posts from This Journal “списки литературы” Tag

promo leninka_ru september 10, 21:32 49
Buy for 10 tokens
Александра Элбакян вернула российским пользователям доступ к созданному ею ресурсу Sci-Hub через 4 дня после того, как сама же и заблокировала его на территории России начиная с 5 сентября. В обращении, которое открывалось вместо сайта, Александра назвала несколько альтернатив своему ресурсу:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments